А СУДЬИ ГДЕ?

Как связан перенос приговора по делу «ЮКОСа» с ракетным комплексом и еврейской пасхой



Вынесение приговора Ходорковскому, Лебедеву и Крайнову перенесли на 16 мая.
Спрашивать надо, не почему приговор перенесли, а почему его первоначально назначили на 27 апреля. Ведь ясно же: на
9 Мая приедут в Москву иностранные гости и начнут задавать неприятные вопросы.
Так что на два вопроса никто сейчас не может ответить: почему приговор выносят 27 апреля и зачем 28 апреля Путин едет в Израиль?
А ответ на оба вопроса, мне кажется, одинаковый.
Я полагаю, что Путин ехал в Израиль за головой Невзлина. И Кремль даже создал позицию для переговоров, договорившись с Сирией о поставках ПЗРК. Очень удобно торговаться: мол, если вы нам выдадите наших преступников, то мы не будем поставлять оружие Сирии.
Невозможно даже описать, какое место фамилия Незвлина занимает в нынешней мифологии Кремля. Это даже не ЦРУ, устроившее заговор в Украине. Это даже не Березовский, который стоит за чеченскими террористами. Это… это… О!
Операция «ЮКОС» началась с того, что президенту докладывали о политических амбициях его врага Ходорковского. Теперь из Кремля время от времени доносятся слухи о том, что наши доблестные спецслужбы в очередной раз сорвали покушение на президента, организованное, разумеется, Леонидом Невзлиным.
Ведь вокруг президента Путина — люди, которые не обучены заниматься бизнесом или управлять государством. Они обучены только одному: уничтожать врагов государства. Если врагов нет, их придумывают. И даже тот факт, что имущество, отобранное у врагов, достается тем, кто спас от них государство, вторичен по сравнению с другим: с созданием вокруг президента атмосферы всеобщего заговора, заговора со стороны Невзлина, Березовского, ЦРУ, МОССАД. Заговора, предотвратить который могут только верные друзья президента.
И так как в Кремле совершенно уверены, что Невзлин убийца и террорист (это там такая аксиома мироздания, символ кремлевской веры), то было естественно поехать за ним в Израиль, и второй аксиомой мироздания стала близящаяся выдача Невзлина. Это была просто напасть какая-то. Встречаешься с любым, кто причастен к Кремлю, и он непременно рассказывает, что Невзлина выдадут. Они сами себе это рассказывали, как инквизиторы рассказывали друг другу о происках ведьм.
Конечно, выдадут! Почему бы не выдать убийцу и террориста? Конечно, договоримся. А в доказательство своих чистых намерений предъявим мягкий приговор Ходорковскому. Вынесенный накануне визита в Израиль.
Замысел оперативной игры мог быть такой: меняем ПЗРК на Невзлина, в дополнение объективности предъявляем мягкий приговор, а как Невзлина выдадут — начинаем новое уголовное дело.
Дело сорвалось за малым. Политика — не оперативная игра. А президенты — не Рихарды Зорге. Даже демократическая разведка может разменивать агентов, но демократическая страна не может разменивать граждан.
Это, с точки зрения публики, сначала Путин сказал израильскому телевидению про самолеты над дворцом Башара Асада, а потом Шарон ответил ему, что с Дона выдачи нет. А скорее всего, президенту Путину намекнули, что с Дона выдачи нет, перед интервью.
И стало ненужным все. И визит в Израиль. И приговор на 27 апреля. Поездку уже не отменишь. А приговор перенесли.

Юлия ЛАТЫНИНА, обозреватель «Новой»
28.04.2005