19.05.2005

Виктор Шендерович

Знаки и разметка

Моя жена - взяточница.

Она дала взятку работнику ГИБДД.

То есть вообще-то она иногда делала это и раньше - в тех случаях, когда что-нибудь нарушала, а обаяние не срабатывало. Но в обычных случаях она давала бойцу сто рублей, а давеча дала сто долларов.

Вы, может, думаете, что она ехала пьяной - так ничего подобного! Просто ее машине, ее милой лиловой девочке, пришла пора проходить ТО (техосмотр).

Моя жена была вовсе не против того, чтобы пройти со своей лиловой девочкой ТО, - против этого возражал я.

Дело в том, что я люблю свою жену такой, какая она есть в настоящий момент. А родное государство организовало процесс прохождения ТО так, что жена сможет вернуться домой с искомой бумажкой только в глубокой старости и в состоянии нервного истощения.

Я полагаю, родное государство сделало это именно для того, чтобы моя жена не выдержала и дала сто долларов ответственному бойцу ГИБДД на поддержание его полосатой палки в вертикальном состоянии.

Я знаю государства, в которых законы придумываются для того, чтобы упорядочить и обезопасить жизнь граждан. Вроде разметки и знаков на дороге. У наших законов и нашей разметки другие задачи: соорудить такие правила, чтобы их было невозможно исполнить, - и брать отступного за неисполнение. Узаконить немыслимые процедуры и наказывать тех, кто не догадается дать отступного за право их игнорирования.

Насчет разметки и знаков, впрочем, тоже не совсем метафора.

Давеча посреди Москвы, в десяти метрах от Садового кольца, я уперся в умело организованный тупик, не обозначенный ни на карте, ни дорожным знаком: самосвал встал поперек и начал ремонтные работы. Тут же образовался хвост; сдавать назад было некуда, ждать невыносимо, и кто-то решил уйти направо и проскочить метров сорок на «кирпич», чтобы попасть-таки на Садовое.

За углом, в вечерней тьме, ждали в засаде бойцы ГИБДД.

Гадом буду, они и организовали самосвал.

Короче, моя жена - взяточница. Она дала этому волчаре в погонах сто баксов, и он, даже не глянув на машину, велел прийти через три дня за талоном о прохождении ТО. Причем если три года назад, по свидетельству жены, перед тем как взять на лапу, аналогичный боец предложил "отойти", то нынче это уже происходило прямо в кабинете, в присутствие других бойцов.

Желающие дать на лапу шли, как ходоки к Ленину.

И то сказать: глуповато стесняться в стране, где центровые менты из бывшего питерского отделения пятый год прилюдно берут с бизнеса за прохождение ихнего ТО… Не стоит стесняться: в каком-то коренном смысле - действительно все свои!

Но ежели в России, по случаю, снова объявят борьбу с коррупцией, то, помяните мое слово, первым делом посадят мою жену и тех ходоков.