Тот самый Захаров...

[1 ИЮЛЯ 2005, 14:45] ВИКТОР ШЕНДЕРОВИЧ

В «Новой газете» поздравляли с днем рождения Михаила Ходорковского.

Поздравил именинника в числе прочих и Марк Захаров. Пожелал в числе прочего продолжать традиции великих русских меценатов (неплохое пожелание человеку, которого только что разорили и посадили на девять лет, не правда ли?).

«Мне бы хотелось, – написал Захаров, – чтобы история эта неприятная завершилась каким-то если не счастливым, то, во всяком случае, примиряющим образом...»

Марк Анатольевич – человек с тонким литературным слухом. Это вам не Третьяк с Кабаевой – он слова пишет сам, тут можно не сомневаться. Знает их много и подбирает тщательно. И вот, значит, какие подобрал…

Чтобы неприятная история закончилась примиряющим образом…

Как будто Ходорковский заболел коклюшем или поссорился с женой.

Ох, Марк Анатольевич! Боюсь Вас огорчить, но примиряющим – не получится. Проехала власть в этой «неприятной истории» все примиряющие варианты... Вдоль всей истории разгрома ЮКОСа, как мертвые с косами, стоят статьи Уголовного Кодекса – не те, по которым осужден Ходорковский, а те, по которым можно и должно судить его обвинителей. И эти призраки в преддверии восьмого года уже начали тревожить нынешних квартирантов Кремля… Оттого и суетятся они, оттого и пишут нетвердой рукой письма в свою поддержку от имени на все готовой общественности (см. давешние «Известия»).

Но это – они. А что же – мы? Общество, так сказать? По-разному. Басилашвили и Юрский, Ахеджакова и Чхартишвили, десятки нормальных публичных людей подтвердили существование в русском обществе – нормы. Для того чтобы отличать добро от зла, не требуется быть юристом. Для того чтобы выступить на стороне несправедливо униженного, не надо быть профессором в области этики.

Но есть и другая норма – советская. И вот уже полсотни «деятелей» подписывают позорную анонимную цидулю в защиту басманного правосудия, из Кремля же им и присланную. Гг. Гордон и Липскеров, заблаговременно петушком обежав дрожки, мчатся впереди. Но черт с ними со всеми: почти никто из той полусотни (и тем более из этих двоих) отродясь не был ни для кого нравственным ориентиром.

Страдать же о нравственной эволюции г-жи Волочковой даже как-то неловко.

Но когда Марк Захаров, соавтор и друг Григория Горина, начинает говорить запинающимся голосом Бургомистра из «Того самого Мюнхгаузена» – Господи, как это печально! Персонаж, симпатизирующий белому, но не имеющий сил назвать черное черным; по склонности сердца желающий быть хорошим человеком, но по обстоятельствам жизни более всего на свете опасающийся разгневать главу администрации…

Справедливости ради, конечно, следует заметить: наш нынешний не чета водевильному горинскому Герцогу. Этот сгноит так сгноит.

Все ли хорошо в «Ленкоме» с налогами?

Все понимаю, не дурак. И все-таки: ноблес оближ, черт возьми! Что в вольном переводе означает: либо снимите крестик, либо наденьте трусы.

Подлость тоже может быть последовательной, и по мне – во имя чистоты жанра – в таком виде она даже полезнее для общества! По крайней мере, не остается места для недоразумений.

Лучше в компании с Розенбаумом, Юдашкиным и еще полусотней прикормленных дарований заткнуть нос, закрыть глаза, вступить в единороссы, расслабиться и лечь возле администрации Кремля в располагающих позах – чем писать письмо поддержки политическому заключенному, изо всех сил стараясь не обидеть тех, кто посадил его в клетку…

Ей же богу, публично заявленная готовность открыто отдаться Путину по безналу – честнее, чем попытка сесть на кремлевскую елку, сохранив имидж нерасцарапанным.