04.02.2004, [19:08-19:45]
В гостях: Евгений Киселев
Ведущий: Сергей Бунтман


4 февраля 2004 года.
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Евгений Киселев – главный редактор газеты "Московские новости".
Эфир ведет Сергей Бунтман.

С. БУНТМАН – Евгений Киселев – главный редактор "Московских новостей". Мы с вами сейчас сможем получить ответы на вопросы. Чтобы вы получили непосредственно ответы на вопросы от Евгений Киселева, 961-22-22, для абонента "Эхо Москвы", это наш пейджер, и 203-19-22, это телефон прямого эфира. Сразу вопросы задают. Несколько есть горячих тем, причем заявлений очень много. Женя, добрый вечер.
Е. КИСЕЛЕВ – Добрый вечер.
С. БУНТМАН – И сразу заявление Зюганова о Харитонове. Сегодня Геннадий Андреевич Зюганов сказал в нашем эфире, в частности, что если кандидат президент Путин откажется от дебатов прямых с депутатов от КПРФ Харитоновым, то можно и снять кандидатуру Харитонова. Тогда вообще КПРФ выйдет из выборов, которые превратятся в фарс, если не будет дебатов.
Е. КИСЕЛЕВ – По-моему, не первый Геннадий Андреевич политики российский, который говорит о том, что в случае если не демократическим образом будут организованы дебаты, другие элементы предвыборной кампании, то, возможно, тот или иной кандидат снимет свою кандидатуру, выйдет в знак протеста, если угодно, против этих недемократических методов ведения предвыборной борьбы, выйдет из президентской гонки. Другое дело, что мы с вами прекрасно помним, российские президенты, ни Ельцин, ни Путин, никогда ни в каких дебатах не участвовали. Помните 91 год, Ельцин, еще не будучи президентом, а только соискателем, таким красивым жестом отказывается от участия в предвыборных дебатах. Но ситуация, согласитесь, была другая ведь тогда.
С. БУНТМАН – Да, ситуация была иная. Потому что тогда те самые люди, которые пришли на эти дебаты на тогда еще единственном… тогда было только, собственно, государственное телевидение СССР, Гостелерадио и в зародыше существовавшее Российское телевидение на втором канале, только-только начавшее вещание. Вот я прекрасно помню, тогда, 91 год, предвыборные дебаты, Ельцин… вот его неучастие тогда, наоборот, было знаком протеста против того, что все силы центрального правительства Советского Союза были брошен на то, чтобы помешать Ельцину победить на президентских выборах в РФ. 96 год, иная ситуация. Тогда Ельцин не участвовал в дебатах. К этому можно по-разному относиться, но сейчас-то мы понимаем, что просто его физическая форма тогда не позволяла участвовать в такого рода мероприятиях.
С. БУНТМАН – Да, тем более, действительно… Ельцин имел вид проекта очень во многом, потому что вот это поднятие рейтинга его было…
Е. КИСЕЛЕВ – Во всяком случае, мы так или иначе видим, что участие или неучастие фаворита выборов в предвыборных дебатах в России, увы, превратилось исторически вот в такую форму политических технологий, предвыборных политических технологий, что, конечно, недопустимо и немыслимо в любой другой стране. Вот каким бы фаворитом выборов, скажем, осенью этого года ни стал бы Буш, мы еще не знаем, насколько велико будет его преимущество, будет ли оно вообще, перед гипотетическим кандидатом от демократов, кто бы им ни стал, сенатор Кэрри или кто-то еще, может быть, вдруг вырвется вперед в демократической партии, но абсолютно точно известно, что будут телевизионные дебаты, Буш будет вести эти дебаты с представителем оппозиционной партии, с главным кандидатом оппозиционной партии на президентских выборах. И так же в любой другой стране. И, очевидно, правы те политики, которые заявляют о необходимости внесения соответствующих поправок в выборное законодательство России, которые обязывали бы все политические партии участвовать в дебатах накануне парламентских выборов и всех кандидатов, вне зависимости от того, какую он должность занимает, участвовать…
С. БУНТМАН – Тоже в дебатах.
Е. КИСЕЛЕВ – Потому что мне, например, было бы интересно, что бы ответил Владимир Владимирович Путин на те обвинения, пока что ничем не подкрепленные, с которыми, скажем, выступил вчера в газете "Коммерсант" и на радиостанции у вас подтвердил эти обвинения Иван Петрович Рыбкин, что якобы Владимир Владимирович Путин был замешан в каких-то не очень хороших делах, связанных с деятельностью частных компаний, еще в бытность свою в Петербурге. И назывались фамилии, какие-то братья Климуки, Климчуки… Я, честно говоря, раньше никогда не встречал этих фамилий. В общем, очень много фактов привел г-н Рыбкин. Мне бы хотелось посмотреть в глаза президенту, когда он будет отвечать на эти вопросы.
С. БУНТМАН – Конечно, чтобы он ответил. Понятно, что, например, будет отвечать в ближайшую субботу специалист по всевозможным никому не известным фамилиям братьев, двоюродных братьев предпринимателей Юлия Латынина, у которой это все получается феерически…
Е. КИСЕЛЕВ – Но Юлия Латынина журналистка, и не более того.
С. БУНТМАН – Я и говорю. Она обязательно будет об этом говорить, будет анализировать. Будет кто-то разбирать, кто-то опровергать, но президент должен сказать. И важно, действительно, видеть его лицо. Любой кандидат, будь он, кандидат, президентом… Сразу еще один такой вопрос, один сюжет. Вот Зюганов сказал, если не будет того-то, то, может быть, выйдет КПРФ из президентских выборов. Греф заявляет о том, что реформы будут продолжаться, если Путин будет переизбран.
Е. КИСЕЛЕВ – Да, Герман Греф сегодня выступил, действительно, с таким заявлением. Это ежегодная инвестиционная конференция американо-российской торговой палаты. Кажется, так это называется. Извиняюсь, если я что-то здесь перепутал. В общем, выступал он перед участниками этой конференции, где были американские, другие иностранные инвесторы. И действительно, заявил… Я, к сожалению, не слышал этого заявления в прямой речи. Потому что здесь очень важны акценты, важно то, как Греф расставил акценты. Реформы в России будут продолжены, если президентом будет переизбран Путин, т.е. – читай – если Хакамада, не дай бог, или Рыбкин, то все, конец реформам. Или же он сказал, что если Путин будет избран президентом, то это есть гарантия того, что реформы будут продолжены. В любом случае… знаете, еще вторая там была часть этого заявления, он говорил еще о дополнительных налогах, которые будут взиматься с компаний топливно-энергетического комплекса, с нефтяных компаний, вся эта история с природной рентой. Но там было так смешно: ребят, много не возьмем с вас, 2-3 миллиарда. Звучало это так. Во всяком случае, на бумаге. Как в фильме "Место встречи изменить нельзя": не бойся, фраерок, мы тебя не больно зарежем.
С. БУНТМАН – Но, во всяком случае, здесь проблема есть. Проблема есть и со сверхдоходами, и с распределением доходов. И об этом была такая небольшая, но, я бы сказал, сущностная часть дебатов, когда они появлялись между, например, правыми и "Родиной"…
Е. КИСЕЛЕВ – На мой взгляд, все эти дебаты на тему о природной ренте, они в значительной степени популистская штука такая. Кстати, в нашей газете, в "Московских новостях", была, на мой взгляд, очень любопытная заметка пару номеров тому назад, где приводились пример из международного опыта. Вот в свое время стали дополнительную природную ренту на Аляске с нефтяных компаний забирать в бюджет штата. И как бы поступления на душу населения штата в долларовом выражении возросли, а в итоге это привело к тому, что люди просто стали хуже работать.
С. БУНТМАН – Но бывают другие примеры. Бывают примеры… единовременный налог, который был введен в Великобритании. Тоже во многом из-за популистских…
Е. КИСЕЛЕВ – Но природная рента хорошо, когда вы живете в Саудовской Аравии, где население, условно говоря… или в каком-нибудь арабском княжестве, где доходы огромные, а население маленькое, и тогда вот, действительно…
С. БУНТМАН – А работают в основном иммигранты и временные работники.
Е. КИСЕЛЕВ – Работают иммигранты, а постоянные жители, граждане страны, действительно, пользуются огромными благами. Что в условиях России… там посчитано, на самом деле: если всю природную ренту разделить между гражданами страны, там очень немного на душу населения достанется. Так что это иллюзия, что от этого гражданам станет жить легче. Вот разные точки зрения высказывают правительственные чиновники. Сегодня в одном из еженедельных политических журналов (не помню на память в каком именно) приводится замечательная (по-моему, даже на первую полосу, на обложку вынесена) цитата из вице-премьера Христенко о том, что если ощипать до последнего пера курицу, которая несет золотые яйца (намек на топливно-энергетических сектор, на нефтяные компании), это совершенно не значит, что остальные куры тут же вслед за ними начнут нести золотые яйца.
С. БУНТМАН – В общем, да, это ясно. Евгений Киселев, главный редактор "Московских новостей" "Персонально Ваш". Будет работать и телефон, так что не беспокойтесь. На минуту прервемся на новости и продолжим.
-
С. БУНТМАН – Несколько вопросов тоже, которые касаются нынешних дел. Уголовное дело против "Вымпелкома", Северный округ Москвы. Вроде бы частное региональное дело, и опять та же история… Компания заявляет, что она наиболее открытая и стремится к наибольшей открытости. А дело возбуждается о незаконном предпринимательстве, насколько нам объявляют.
Е. КИСЕЛЕВ – Я не знаю, к сожалению, детали всего этого дела. Но я прочитал сегодня немало комментариев по поводу того, что происходит. Могу констатировать, многие аналитики, в том числе финансовые аналитики, которые, скорее, анализируют ситуацию с сугубо экономической точки зрения, в конце концов приходят к выводу о том, что здесь может быть вовлечена политика. Дело в том, что ходят упорные слухи, что конкуренты "Вымпелкома" связаны с высокими правительственными чиновниками, в том числе с некоторыми чиновниками, которые переехали в Москве из Санкт-Петербурга, и даже иногда называют имя министра связи Леонида Реймана. Я не знаю, есть ли для этого достаточно веские аргументы у критиков, которые выступают с утверждениями такого рода. Но, знаете ли, с другой стороны, как говорится, дыма без огня не бывает. Кроме того, есть и такая интерпретация, что это удар по "Альфе". Потому что известно, что был конфликт по поводу приобретения "Альфой" значительного пакета акций в компании "Мегафон", что это опять-таки каким-то высокопоставленным чиновникам, занимающимся государственным регулированием в сфере связи, не понравилось, и что все происходящее вокруг "Вымпелкома" – это наш привет "Альфе". Не мой с вами, Сергей, а привет "Альфе" от конкурентов или от тех, кто за ними стоит.
С. БУНТМАН – Т.е. можно ли понять, что это решение конкурирующих каких-то… через верх?
Е. КИСЕЛЕВ – Я не исключаю этого. Заметьте, это опять-таки прискорбно, потому что "Вымпелком" – это одна из компаний, которые являются, можно так сказать, ветеранами российского рынка, которые в свое время одними из первых вышли на Нью-Йоркскую биржу с так называемым первоначальным публичными предложением, т.е. разместили свои акции публично на Нью-Йоркской фондовой бирже. А это, в свою очередь, означает, что они прошли очень жесткую… потому что просто так на Нью-Йоркскую фондовую биржу не придешь, для этого нужно привести свои финансы, подвергнуть их самому серьезному аудиту, привести свои финансы, свои корпоративные правила и методы управления, по сути дела, в соответствии с требованиями американских контрольных органов. Т.е. то, что твои акции обращаются на международной бирже такого уровня, какой является американская, Нью-Йоркская биржа, это своего рода знак качества. И вот опять… "ЮКОС" оказался под огнем, "ЮКОС", который считается по праву одной из наиболее прозрачных и успешных, с точки зрения внедрения современных методов корпоративного управления компаний. И вот вслед за ним "Вымпелком"… Тревожная тенденция. Я не говорю уже о том, что во главе "Вымпелкома", среди его основателей был Дмитрий Борисович Зимин, который является одним из… я не хочу утверждать, что это как-то связано с фигурой Зимина, но известно, что Дмитрий Борисович Зимин – один из тех немногих российских предпринимателей, который занимает достаточно внятную публичную позицию по вопросам, связанным с отношениями между бизнесом и властью. Правда, он отошел от дел, он уже не является одним из управленцев компании, но все равно…
С. БУНТМАН – Фигура-то очень значимая.
Е. КИСЕЛЕВ – Фигура, "Вымпелкому" не чуждая.
С. БУНТМАН – Есть еще один здесь нюанс, чтобы завершить эту тему и обобщить ее, совместить со многими другими. Дело в том, что я бы подчеркнул из того, что сказал Евгений Киселев о выходе на Нью-Йоркскую биржу… Это означает, что всякий раз после таких вот дел, когда наиболее, скажем так, укоренившиеся на международном рынке компании несколько сшибаются из этого рынка, то получается, что России надо все время… российскому бизнесу нужно стартовать с более низких позиций. Невозможно закрепиться в международном бизнесе вот таким вот образом. Это печально. Может быть, это замечательное стремление к справедливости и ко всему… и к диктатуре закона, но для российской экономики здесь достаточно печальные события. Здесь есть вопросы у нас всевозможные.
Е. КИСЕЛЕВ – Вот есть несколько вопросов, которые здесь у меня в напечатанном виде. Я бы хотел на пару-тройку ответить.
С. БУНТМАН – И потом включим телефон.
Е. КИСЕЛЕВ – Вот, например, любопытный вопрос, это даже не вопрос, это сообщение. Наташа Саленко из Москвы сообщает, что в общежитие Тимирязевской академии приходили люди собирать подписи в поддержку выдвижения на выборы Владимира Владимировича Путина под угрозой выселения студентов из общежития. "Этот факт надо бы, по меньшей мере, озвучить по радио или об этом написать в газете". Вот по радио мы озвучиваем, но, к сожалению…
С. БУНТМАН – Это надо проверять.
Е. КИСЕЛЕВ – Такие факты мы обязаны проверять. Вот Наташа Саленко утверждает, что было такое, что приходили представители администрации Тимирязевской сельскохозяйственной академии в Москве и угрожали студентам, что их выселят из общежития, если они не сдадут подписи в поддержку Путина, выдвижения его на выборах. Хорошо бы, Наташа Саленко позвонила, я не знаю, в приемную "Эха Москвы" по известным телефонам, сообщила свои координаты, может быть, ваши корреспонденты бы с ней встретились. А если у нее есть возможность послать по e-mail свои координаты, скажем, нам в газету "Московские новости", там электронный адрес [email protected], пожалуйста, мы пришлем вам в общежитие корреспондента. И если там будет предмет для разговора, мы обязательно об этом напишем. Вот вопрос, который многократно задавался, по поводу Хакамады: "Будете ли поддерживать Хакамаду сейчас или только в 2008?" Много раз об этом говорил, но считаю нужным повторить. Если речь идет обо мне лично, то готов ее поддержать на определенных условиях. А условия таковы. Если я увижу, что в ее предвыборных выступлениях, когда она пойдет… если ее зарегистрируют, разумеется, и если она как зарегистрированный кандидат получит возможность выступать в эфире общенациональных каналов… И если я увижу, что она выступает с содержательной критикой существующего ныне в России политического режима и будет предлагать альтернативы в решении тех проблем, которые, на мой взгляд, сейчас реально стоят перед обществом, тогда я воспользуюсь тем небольшим авторитетом, который, наверное, у меня все-таки есть, по крайней мере, тех сотен, тысяч или, может быть, даже миллионов радиослушателей, зрителей, которые слушали меня на "Эхе Москвы", смотрели мои программы на разных телеканалах, очевидно, из-за того, что испытывали некое чувство доверия к моему слову, вот я попытаюсь воспользоваться остатками этого авторитета и призвать мою аудиторию проголосовать за Хакамаду. Ежели идет речь о "Комитете-2008", в который я вошел, то здесь немножко другая ситуация. Пока что, до объявления результатов регистрации кандидатов, до объявления ЦИКом, чьи подписи приняты и утверждены, а чьи отклонены, пока что позиция очень простая: мы призываем как "Комитет-2008" избирателей проявить осторожность и не голосовать так дружно, так единодушно, в таком едином одобрямческом порыве за действующего президента, дабы он окончательно не почувствовал себя русским Туркмен-баши.
С. БУНТМАН – Мы обещали, что будет заседание Комитета, мы объявляли об этом. В общем-то, какие-то новые уточняющие были приняты… Сейчас мы это скажем до новостей. Потом я обещаю слушателем, что последние 10 минут Евгений Киселев будет отвечать исключительно на телефонные звонки.
Е. КИСЕЛЕВ – Очень коротко. Заседание, которое прошло в минувший четверг, уже после того, как мы последний раз встречались в эфире "Эха Москвы", в основном оно было посвящено организационным вопросам. Были избраны сопредседатели Комитета – Ирина Ясина, Сергей Пархоменко, Борис Немцов. Были приняты новые члены в Комитет, в том числе Александр Николаевич Яковлев, Владимир Рыжков, Елена Боннер и другие. Просто сейчас в том темпе, в котором мы говорим, по памяти все фамилии, боюсь, не вспомню. Был решен тот вопрос, о котором я говорил. Но, очевидно, и по поводу Хакамады или других кандидатов, которые пройдут, не пройдут регистрацию, придется говорить, придется занимать позицию. Мы договорились о том – вот еще один существенный вопрос, – что есть позиция Комитета и есть позиция отдельных его членов. Мы можем в публичных выступлениях не сходится во мнениях.
С. БУНТМАН – Там нет демократического централизма?
Е. КИСЕЛЕВ – Нет, там нет демократического централизма, но все-таки мы пришли к выводу, что по каким-то принципиальным вопросам, вроде отношения к нынешним выборам, хотя не ради поддержки или противостояния кому-то на этих выборах наш Комитет создавался, и это отражено в названии, тем не менее по каким-то существенным вопросам мы должны принимать консолидированные решения.
С. БУНТМАН – После кратких новостей Евгений Киселев будет отвечать на ваши вопросы по телефону и коротко на то, что осталось.
-
С. БУНТМАН – Евгений Киселев сейчас будет отвечать на ваши вопросы по телефону. Я бы хотел взять маленькую, несколько секунд, паузу. Я бы хотел поздравить нашего коллегу, Эрнеста Мацкявичуса, с рождением дочки. У него родилась дочка.
Е. КИСЕЛЕВ – Присоединяюсь к этим поздравлениям.
С. БУНТМАН – Как она называется? Мисс Мацкявичуте теперь будет называться?
Е. КИСЕЛЕВ – Или Мацкявичене…
С. БУНТМАН – Нет, это жена называется. Мацкявичуте, да. Так что, Эрни, я поздравляю, и Евгений Алексеевич тоже присоединяется. Это замечательное событие. Бывает веселье в мире и бизнесе, хорошие вещи. Телефон наш 203-19-22. Можете задавать свои вопросы.
АЛЛА ПАВЛОВНА – Евгений Алексеевич, вы насчет природной ренты и сверхдоходов. Вот я слышала по "Свободе" передачу, Бернштейн, профессор, рассказывал, что в Норвегии, например, там изымаются сверхдоходы, если природная рента не приобретена в собственность предприниматели, и доходы эти изымаются в счет фондов здравоохранения или образования для социально незащищенных граждан. Почему у нас такое нельзя сделать? Почему у нас все как упрощенная форма, отнять и поделить?
С. БУНТМАН – Спасибо за вопрос.
Е. КИСЕЛЕВ – Вы знаете, можно сделать и это, и то, что Алла Павловна, и многое другое, а можно пойти и другим путем, взять и все опять национализировать, в управление государства.
С. БУНТМАН – Алла Павловна как раз говорит, что это не нужно никому, все разделить, а какие-то разумные вещи можно сделать.
Е. КИСЕЛЕВ – Разумные вещи, конечно, можно сделать, но пока что у меня ощущение, что собираются делать не разумные вещи, а именно отнять и поделить. Может быть, не между гражданами, а между той частью бюрократического аппарата, которому, скажем так, жирных кусков в прежние годы не перепало.
С. БУНТМАН – Или так называемыми младшими олигархами, как их называют.
Е. КИСЕЛЕВ – Или между младшими олигархами. Такое тоже возможно. Тем более что так получилось, что вот эти самые младшие олигархи, не называю никаких фамилий, но как бы все прекрасно знают, о ком идет речь, они в силу естественных причин сейчас блокируются с той частью государственных чиновников высокопоставленных, которые позднее всех прибежали к государевой кормушке, когда она была уже почти пуста.
С. БУНТМАН – 203-19-22. Пожалуйста, мы слушаем вас.
СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ – Вчера на "Арсенале" корреспонденту радио "Свободы" был… я чуть-чуть перефразирую ответ вашего гостя. Помните, прошлым летом вы призывали на митинги против Коха и его компании?
Е. КИСЕЛЕВ – Нет, это было не прошлым летом.
С. БУНТМАН – Это было три года назад.
Е. КИСЕЛЕВ – Уже три года прошло.
СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ – Кто изменился, вы или Кох?
Е. КИСЕЛЕВ – Я с Кохом вообще… у вас какая-то неверная информация. Я с Кохом не дружу ни по жизни, как сейчас принято говорить, ни в политике против Путина.
С. БУНТМАН – Ни по бизнесу.
Е. КИСЕЛЕВ – Ни по бизнесу, ни по жизни не дружу с Кохом. И особых симпатий к этому человеку не испытываю.
С. БУНТМАН – Тут такая проведена цепочка, то, что СПС, например, люди из СПС, а Кох был руководителем избирательной кампании.
Е. КИСЕЛЕВ – Соответственно, вот и результат. Глядишь, был бы другой руководитель, были бы другие результаты.
С. БУНТМАН – 203-19-22. Добрый вечер.
МАТРЕНА ИВАНОВНА – У меня вот какой вопрос. Я слушаю все время "Эхо Москвы". И как же вы позорите нашу страну. Живете в нашей стране, а позорите ее до потери сознания. Как же вам не стыдно, жить в нашей стране и позорить.
Е. КИСЕЛЕВ – Чем же мы позорим, Матрена Ивановна?
МАТРЕНА ИВАНОВНА – Позорите.
Е. КИСЕЛЕВ – Чем?
МАТРЕНА ИВАНОВНА – Вы получаете доллары от Америки. Зачем же вы здесь живете?
С. БУНТМАН – Понятно. Зачем живем, это хороший вопрос, правильный. Спасибо. Так зачем же, Женя?
Е. КИСЕЛЕВ – Вопрос, конечно, интересный, как сказал бы один советский сатирик. Вопрос, конечно, интересный. Затем живем, что любим эту страну. Вот я люблю свою страну. Но это не значит, что я люблю правительство этой страны или тех людей, которые стоят во главе правительства, во главе Кремля. Разные вещи это для меня. Потому что моя страна – это улица, на которой я родился, это дом, в котором я жил с родителями, двор, где прошло мое детство, моя школа, дача, где проходили, может быть, самые счастливые месяцы в моей жизни, мои друзья, воспоминания о том, где, что, когда со мной происходило плохое, хорошее. Вот я люблю… Когда я говорю, что я люблю свою родину, я люблю вот это. И я не хочу, чтобы этой страной, вот все, что мне дорого, попадало бы в руки людей, которые, как минимум, не вызывают у меня доверие.
С. БУНТМАН – Продолжая это, я думаю, что Евгений Алексеевич тоже хочет, чтобы двор, где он жил, был сохранен, был чистый, чтобы друзья могли получать достойные деньги, заниматься чем они хотят, читать то, что хотят, высказывать свободно свое мнение и избирать себе то правительство, то начальство, которое общество считает нужно. И не кричать всем хором или ура, или долой, как прикажут. А кстати говоря, мне кажется, что весь мир доллары получает из Америки. Я не знаю другого места, где бы они делались.
Е. КИСЕЛЕВ – Ну почему, в некоторых местах их печатают, что называется, на Малой Арнаутской.
С. БУНТМАН – Бывает, да, но это уже сомнительные какие-то доллары. Да, и в виде насмешек, Леонид, вот в чем дело-то, проявляется любовь к отечеству. Отечество – это, в общем-то, не царь, уже прошло такое время, как мне кажется.
АЛЕКСАНДР – Сейчас Евгений Алексеевич про любовь к стране говорит. При коммунистах он любил коммунистов…
Е. КИСЕЛЕВ – Никогда в жизни. Извините, вас перебиваю, никогда в жизни не любил коммунистов. В этой партии не состоял и всегда к ним относился, мягко говоря, сдержанно.
АЛЕКСАНДР – Хорошо. Если верить "Аргументам и фактам", там была напечатана ваша биография, вы вроде бы даже в Высшей школе КГБ преподавали.
Е. КИСЕЛЕВ – Преподавал. Это не значит, что я при этом любил коммунистов.
АЛЕКСАНДР – Нормально. А как вы могли преподавать, не вступив в партию?
Е. КИСЕЛЕВ – Знаете, вот можно было работать по вольному найму преподавателем иностранного языка и при этом не вступать в партию.
АЛЕКСАНДР – А если верить книге Коржакова, то вы были агентом КГБ.
Е. КИСЕЛЕВ – Если вы верите книге Коржакова, мне с вами продолжать дискуссию просто не имеет никакого смысла.
АЛЕКСАНДР – Все-таки вы какую страну-то любите? Вы, по-моему, ничего не любите. Вы хаете всех.
Е. КИСЕЛЕВ – Я никого не хаю.
АЛЕКСАНДР – Ну как, Путин вас не устраивает, Ельцин вас не устраивает… А кто вас вообще устраивает?
Е. КИСЕЛЕВ – Про Ельцина я этого не говорил никогда.
АЛЕКСАНДР – Ну да, не надо. Вспомните свои передачи.
Е. КИСЕЛЕВ – Я прекрасно помню свои передачи, в отличие от вас. Спасибо.
АЛЕКСАНДР – В общем, короче, ренегат какой-то. До свидания.
С. БУНТМАН – Ренегат… вы не понимаете слово. Ренегат – это тот, который был сторонником чего-то, а потом отказался и перешел на другую сторону.
Е. КИСЕЛЕВ – Совершенно верно. Это, похоже, еще один из ребята, которые по службе сидят на телефонах и на пейджерах. Что-то их очень много развелось в эфире "Эха Москвы".
С. БУНТМАН – Существует очень удобная позиция… Нет, их везде сейчас развелось. К сожалению, очень удобная позиция – поддакивать начальству и любить то, что положено. Ведь сейчас, например, Александр сам себе противоречил, говоря, что Евгений Киселев любил коммунистов. Как же, он должен был не любить, по логике вещей, никого вообще никогда, кто бы ни был здесь, коммунисты, царисты, кто угодно. Логика, господа, логика, пожалуйста… Вот такие вот, знаете, любим то, что разрешено…
Е. КИСЕЛЕВ – У нас есть еще минуты 2, не больше…
С. БУНТМАН – Да. Я бы хотел задать повторяющийся вопрос. Знаете, будет у нас аналитическая передача "Итоги", обязательно будет на "Эхе Москвы" по воскресеньям. Для нее, в принципе, выбрано время. Только мы не будем ее начинать впопыхах. Ну еще и по многим обстоятельствам.
Е. КИСЕЛЕВ – Да, я хотел бы сказать, что сейчас мне, честно говоря, заниматься стартом программы "Итоги" на "Эхе Москвы" стало немножечко труднее, поскольку мы выходим сейчас в газете "Московские новости", можно сказать, на финишную прямую. Мы должны 20 числа, т.е. буквально через 2 недели, начать издание газеты уже в новом макете, т.е. газета внешне поменяет свой облик. И надеюсь, внутренне она тоже поменяет свой облик, она будет более аналитичной, более приближенной к той жизни, контексту времени, в котором мы живем. И надеюсь, привлечет читателей в еще большем количестве. У нас уже стал расти тираж, должен заметить, тьфу-тьфу-тьфу, что называется, но тираж у нас стал расти потихонечку. Проблем много… Я надеюсь, что 20-го, в пятницу, т.е. через пятницу мы выйдем уже в обновленном виде. А после этого можно будет заниматься "Итогами" на "Эхе Москвы".
С. БУНТМАН – Подготовка идет. Я бы хотел завершить несколькими повисшими вопросами. Несколько секунд. Вот, пожалуйста, о любви к стране. "Почему у нас нет мощного профсоюзного движения, которое могло бы противостоять правительству?" – Регина спрашивает. Да, это именно те элементы нормальной жизни, которую мы хотим для своей страны. "Не обращайте внимания на горе-патриотов…" Это понятно. Плюс еще есть частные вопросы, практические, которые мы оставим и на следующие передачи.
Е. КИСЕЛЕВ – Да, есть такие повторяющиеся вопросы. Когда вы появитесь на телевидении, например.
С. БУНТМАН – Это понятно. Это такие вопросы… пока это не будет сделано… все-таки надеюсь, что когда-нибудь будет другая жизнь… Евгений Киселев, "Персонально Ваш" каждую среду. И в перспективе у нас будет программа "Итоги". Я думаю, что к концу этого месяца мы разберемся.
Е. КИСЕЛЕВ – Спасибо.