Помощь - Поиск - Пользователи - Календарь
Полная версия: Возвращение
Форум ТВС > Эхо Москвы > Обсуждение передач > Цена Победы
returned back
...менее года не был на форуме, удалённый за нарушение правил (о них опустим). Весьма долго размышлял, а стоит ли возвращаться, раз так к тебе относятся. Был занят: дописал третью и четвёртую книгу, поездил по миру - Египет, Норвегия, Греция, сейчас только что прибыл из Германии (ах, сколько не доделали немцы здесь...); написал несколько рассказов и эссе... И вернулся лишь за тем, чтобы (ежели кто не знает) пояснить пару вещей:
1. никто их руководства (встретил по пути в Афины Пушкова с "Постсриктума" и долго терпев, всё же задал терзавший вопрос - на форуме были хоть раз?) Естественно p4.gif не был. Он просто - фронтмен.
2. уровень дискуссии (криков и пропаганды) нас не достоин
отсюда третье - всё это - без пользы, ежели не сказать - зряшне.
Другие нужно искать пути!
Всё это - форумы, обсуждения - вещь сама в себе. Для познания, много лет назад я выбрал другой путь, а эти - не годны. Увы. А я в них много лет верил... Есть другие пути.
Об этом очень хорошо пел БГ: "пустота в пустоту, не о чём..."
А что до "Цены Победы" - результат за окном... 1.gif

Всего доброго!
P.s.
Мой "ник" был OVIDIY
returned back
Как я и полагал: остались только старожилы как ASSAULT - честь и хвала и благодарность за "морячков". Новички будут прибывать... К "Персонне" в Канаду дочь всё агитирую... А у меня есть предложенье...
returned back
чисто поржать - про Грецию:
новелла «Зов предков»
1 глава. В трёх часах от рая
2 глава. Эпическая сила
Зов предков
Вечность на кончиках пальцев,
Тех, что нельзя насладиться!
Можно рыдать и смеяться,
А лучше - снова родиться!

1 глава. В трёх часах от рая
Готовились мы не долго. Володя Карида разработал маршрут ещё не освоенный нашими душными турагенствами: полуостров Пелопоннес и два острова Закинф и Кефалония, забронировал отели на первую половину пути; получили через Норвегию шенгенские визы, собрали деньжат и в путь.
В самолёте встретил Пушкова – фронтмена программы 3-го канала «Постскриптум». Терзался, я же на форуме там пару лет торчал, но всё-таки подошёл. Так и знал: на форуме он ни разу не был, он просто – фронтмен. Всё у нас так...

4 октября
От студёной Москвы - три часа до рая – Греции. Овидий так рвался на родину! Вот она! Ошалев от распахнутого к нам лета, ослепительного солнца и зелени, встречаем в аэропорту прилетевшего из Осло на день раньше Сергея. Он уже ждёт. Берём на прокат машину – «Форд-фокус 1.4». Не ту, что хотели и дороже – но ладно!
Наш путь в Nafplio – древнюю столицу Греции.
Уже вечер и мы торопимся, пролетая множество городков и вилл. Как тут уютно и хорошо!
*
Обильно право, всё есть (даже берёзки попадались). Руды всякие, нефть, табак, хлопок, виноград, овощи и фрукты. Пчелиные пасеки. Птица всякая, кролики. Свиньи. Овцы.
Родина оливкового масла. Оливы. Это – действительно цветок камней. Они везде. Молодые – прямые и древние, закрученные в причудливые многоствольные и толстокорневые спирали. Раскидистые и худые. Но, неизменно, плодоносящие. И кормятся с них!
Сосны. Величественные и уверенные платаны, некоторые просто огромны. Кактусы агава, усеявшие склоны гор и опунция. Кусты и травы. Цветы. Октябрь!
Долины благодатные. Всё растёт. Сейчас как раз сбор урожая начался. Апельсинов. Из них делают сок. Сетку берём у плантации за 5 Евро. Не торгуясь. Куда там – 10 кг. в ней. Столько съесть не возможно и, повозив едва убавившуюся сетку неделю, купили за 2 Евро пластмассовую соковыжималку. Отменный получался сок.
С фруктами – полный порядок. Апельсины – раскатываются по дорогам. Тут козлов кормят апельсинами! Часть из них – дикие, по горам так и шастают (может попробовать сбить камнем?) Лимоны и лаймы - повсеместны. Помидоры – вкусны необыкновенно, но итальянским проигрывают в разнообразии.
*
По хорошим и свободным дорогам, пройдя 142 километра и поплутав, прибываем. Полным-полно людей. Сочи – не дать, ни взять! Селимся в отель «Четыре сезона» - 85 Евро за троих. Из дома рыбака переделан – извилистые переходы, крохотные комнаты, правда, снабжённые всем необходимым. Так и будем: обычно на двуспальной кровати и кушетке. По очереди: кто с «дедушкой» спит?
К морю! Скорее! И вечером, как-то остервенело, купаемся на городском пляже. С ума сойти: в Арголическом заливе Пелагейского моря! Вода удивительно солёная. Людей мало. Хорошо, но солнце неумолимо катиться за горы и становится прохладно.
Ужинаем в одной из многочисленных таверн – площадь города вся в них. Расцвечено огнями, людно, играют дети. Дома тут, похоже, и не едят – в люди выходят; общаются, потягивая вино или пиво.
Купил в лавке «бюджетный» «Питер Стивесант» - за 3,20 Евро 25 сигарет и курю, курю его. Греки вообще много курят. Но с такими вкусными, как везде в мире сигаретами и чистым воздухом – по фигу им, видать! А многие крутят самокрутки – так дешевле. Здесь самая высокая в Европе продолжительность жизни: 76 лет у мужчин и 81 у женщин. Не мудрено! Населения – 11 миллионов. Всем хватит места! Вон, сколько не освоено, сколько гор... Упорным трудом и аккуратностью – осваивают, высаживая оливы и с/х культуры. Однако, уже не выгодно это. В туристический бизнес многие подаются, и через пару десятков лет – будут одни отели.
В итальянской «Джелатерии» купили обалденное мороженое и слоняемся по средневековым улочкам, любуясь красивыми домами и многочисленными храмами. Мы ещё пополам и диковато ощущаем себя среди такой благодати: ярких звёзд, чистого неба, всепоглощающих тепла и уюта. В полночь на балконе подвели итог дня – хор-ро-шо!

5 октября
Наскоро позавтракав, отправляемся в путь. На курортной набережной во мне включается робот Бендер, и я занимаюсь собирательством. Жаль, нет дверки на животе. Так и пошло: были налегке, но к третьему городу обросли вещами и «трофеями» - с первого раза уже в отель не заходили - не хватало рук!
Теперь наш маршрут Нафплио-Спарта-Монемвасия – 235 км.
*
Вся Спарта залита солнцем – она уже не та, о той - памятник на центральной площади. Сиеста, и столики бесчисленных заведений заполнены людьми. Мы неутомимо фотографируем, вызывая интерес местных.
*
Вдоль побережья жадно ищем бухточку. Пора искупаться! Приметив одну, останавливаемся. Ласковые воды. Обед на камешках с «мезе» (закуской): помидоры, сыр, оливки, вино.
И далее перевалы, перевалы…
Просторно. Малолюдно. Мелькают крохотные города. Деревеньки. Кое-где следы пожаров. Но буйная зелень всё уж скрыла, оставив редкие скелеты обгоревших деревьев. И как может погибнуть олива, если, судя по всему, вся её сила – в корнях.
*
Под музыку – вариации Сиртаки, спокойные мелодичные песни «о родине и любви» и весьма неплохой реп, из-за перевала, отвесных скал и оливковых рощ – появляется «жемчужина Пелопоннеса». Манемвасия (Маня-вася).
Отель «Кастело». 20 Евро с носа. Турагенства нас явственно дурят! В отелях берут за номер, нам впаривают за каждого! А ничего нет проще – забронировал отель (по ней можно получить визу), взял авиабилеты. В путь!
Это место не для нас, выглядевших как три пидорка: старший и два молодых, которых он вывез отдохнуть. Переодевшись, на пляж.
Странно посматривают на нас. У греков «это» вообще было принято. Женщины, за исключением гетер – для очага, детей. Остальное – по «жопному». Вон от Сократа пошло - «сократировать». Представьте Олимпиаду – все атлеты голышом. А на трибунах только мужчины...
*
На отвесной скале, связанной с материком каменным мостом, средневековый византийский город. В отличие от Помпеи – жив. На его перепутанных улочках, подгоняемые заходящим солнцем, нас настигает туристическая истерия. Неукоснительный закон – ничего не брать в туристических местах, в городах и дешевле и лучше, и в Москве нас не обманешь, а здесь – попались, накупив сувенирной фигни. И так себе, поделки. Иностранным туристам – всё дёшево, и монетки типа 50 центов и 1 Евро никто не считает. А ты калькулируешь – 45 рублей. Сергей деморализует нас расточительством, здесь ему в три раза дешевле чем в Норвегии.
*
Ужинаем в таверне – неизменный греческий салат и только привезённый с моря осьминог на гриле. Балдеем. Завершаем вечер в местной кондитерской, взяв знаменитые «манемвасевские пирожные».
*
Овидий и Наяда. Нет, ты – Афродита. Здесь всё пронизано тобою. Будто Сизиф я сюда забрался и теперь терплю как Тантал.
Ты была со мною везде. Мысли о тебе петляли среди оливковых рощ и забирались к облакам на горных дорогах, терзали в долинах, спускались к морю и качались на волнах… Тугая печаль от красот и невозможности вкусить их вместе и будто пухну от невысказанных тебе слов. Интоксикация отдыхом. И в час ночи лежу звездой на пляже и, тихо подвывая, любуюсь серебряной луной и скалой. Волны, накатываясь, обдают прохладными брызгами уже подпечённую тушку...
*
На перевалах – небольшие часовенки, из стали или камня, которые готовыми продаются в строительных магазинах. Лампадка внутри с запасом фитилей и масла, иконы. Многие заброшены, ещё более с потухшими лампадками. Я пару возрождаю.
Иногда попадаются стелы и памятные плиты 2-й мировой войны. В той войне боевые действия здесь были настоящим вторым фронтом, начавшись гораздо ранее бойни на Востоке. Здесь не гибли миллионы солдат, но борьба имела не меньшее значение для всего хода глобальной войны.
За это участок должна была отвечать Италия – Муссолини полез сам. Но «дучевцев» били даже греки! Итальянцы сражались слабо, греки мужественно сопротивлялись, в начале ноября 1940 года контратаковали, а 21-го вторглись в Албанию; их поддержали местные партизаны, а тысячи солдат – албанцев бунтовали. Итальянская армия погибала, теряя десятки тысяч солдат пленными. 25-го ноября СССР предложил Греции поставки вооружения...
Немцам пришлось вмешаться и здесь – 22-23 февраля 1941 г. «греки согласились на высадку английских войск» и в начале марта британский экспедиционный корпус - войска и техника из Египта был переброшен операцией «Ластр». За три недели при потере 25 транспортов (115 000 брт) были доставлены от 53 до 58 тыс. солдат; они заняли острова Крит, Лемнос и высадились на материковой Греции. Положение Италии было критическим, а появление британцев на Балканах угрожало не только поставкам сырья. Конечно, отвлечение значительного числа войск в плане подготовки к Восточному походу было крайне нежелательным, но что было делать?
Быстро разгромив Югославию (в апреле 1940 г. НКВД и военная разведка инициировали и поддержали военный путч, приведший к власти прокремлёвское правительство, сделавший появление советских войск на Балканах вопросом времени; после этого Гитлер приказал начать разработку восточной кампании против СССР) германская армия вступила в Грецию. Они не только разбили греческую армию, но и британский экспедиционный корпус, много солдат из которого (всего эвакуировались в апреле-мае 41 г. более 51 тыс.) перешли на Крит, где позднее их добили в знаменитой операции «Меркурий».
24 апреля 1941 года Греция капитулировала.
Греки с октября 40-го по апрель 41-го потеряли 20 000 солдат убитыми и 223-270 000 пленными; британские потери из 53-62 тыс. корпуса составили 11 840 солдат: 9000 пленными, 3000 убитыми и ранеными; нанесены потери греческому и британскому флоту и авиации. Итальянцы лишились 38 000 солдат убитыми, 50 000 ранеными, 12 000 обмороженными, десятки тысяч пленными.
Немецкие потери составили 1100-1484 солдат убитыми, около 4000 ранеными и пропавшими без вести; Люфтваффе - 129 чел. погибшими и 178 самолётов.
Плацдарм тыла операций Германии в Северной Африке и прикрытие Италии были обеспечены.
*
Сложная это страна. Чужим – дикая.
Каков был оккупационный режим? Как везде – не высовывайся! Было греческое правительство. Из около 6000 человек, сотрудничавших с немцами, сформировали несколько «тайных батальонов», в сентябре 1943 г. объединённых под командованием группенфюрера В. Шимана (в СС служили 1000 греков), добровольцы также вступали в полевую полицию, являвшуюся частью немецкой ОРПО. Они позднее помогли британским войскам в борьбе против коммунистов в гражданской войне 1946-49 годов.
Сопротивление было объединено в две группировки: EDEC - 3000 человек и ЕЛАС – прокоммунистическая народно-освободительная армия, общими силами в 20 000 чел, враждовавшие между собой (им было не до немцев). К 1944 году ЭАМ – народно-освободительный фронт объединил около 1 миллиона членов, коммунистическая партия насчитывала 400 тысяч, ЭПОН – молодежная организация имела до 400 тысяч.
К лету 1944-го 125 000 партизан (50 000 в активных отрядах) держали под контролем более 2/3 страны. Нужно было что-то делать! 6 августа Уинстон Черчилль министру иностранных дел Идену писал: «Действия ЭАМ абсолютно нетерпимы», а через месяц для последующего занятия Афин начали подготовку 10-12 тыс. солдат. Черчилль планировал «как только 1500 альпийских парашютистов захватят десантную площадку, греческое правительство (находившееся в эмиграции в Лондоне) прибудет почти немедленно и уже через несколько часов оно должно функционировать в Афинах».
10-11 ноября последние немецкие солдаты покинули Грецию и скрылись в Югославии. Британские войска заняли Афины и Салоники, но остальная территория находилась в руках «левого» крыла Народно-освободительного фронта. Назревала катастрофа. После расстрела демонстрации ЭАМ 3 декабря (23 убитых и 150 раненых) на следующий день начались бои британских войск с отрядами ЕЛАС. Английская авиация бомбила Афины...
Разгорелась гражданская война, в которой англичане поддерживали «антисоветское» движение. Советский Союз – «своих». Греция спаслась от «красной чумы», а 150-200 тыс. греческих красных нашли политическое убежище в СССР.
Потери Греции в войне составили:
68 276 военнослужащих, в т.ч. до 20 000 убитыми, 49 933 ранены, 1986 пропали без вести;
с 1944 по 1949 гг. (партизанская война коммунистов): 55 527 в/с, в т.ч. погибшими – 15 969, ранены – 37 557, пропали без вести – 2001. Итого погибли от 77 до 88 тыс. в/с и от 155 до 325 тыс. гражданских лиц, включая 60 тыс. вывезенных в Польшу евреев, потери партизан с 1940 по 1949 гг. - 50 тыс., убитого населения: Болгарией – 40 тыс., Германией и Италией – 30 тыс. и вывезенных в эти страны - 90 тыс. греков.

6 октября
Утро полное солнца и свежего морского бриза.
Восход – розовоперстая Эос,
Не солнце, а на колеснице Гелиос!
*
Поспешаем - этот переход Манемвасия-Каламата-Пилос-Метони самый длинный – 239 километров.
Названия отелей и заведений – прогулка по мифам и истории Греции: тут Менелай, Одиссей, Перикл, герои и боги.
Боги должны были быть именно здесь! В колыбели западного мира – Греции. Людей было мало и тогда они были «домашними» - близки и понятны. Кто – ручья, кто – холма. А главные – Зевс, Посейдон или Меркурий отвечали уж за целые области «народного хозяйства». С ними можно было договориться. И им с людьми было интересно. Гиганты были, герои как Геракл, мутанты типа Полифема. Разные твари. Густо было. Всё ушло...
*
Русских здесь не бывало ещё, и многие удивляются – «Раша»? Мы бросаемся в глаза – в «броне» будто.
Вот наша троица:
Сергей – «Радж Капур» (за вид и манеры) – наш начпотех
Володя – «Дедушка морской ёжик» (подвид рыгающий) – штурман и квартирмейстер
Андрей – «Пиноккио» (злобный) - начпотыл
Так и едем. Переругиваясь. Они капризничают и спорят всю дорогу. Две темы: не туда свернули-проехали и хочу есть. Я на заднем сидении – в наблюдениях.
По пустынной двухрядке – всё выше в горы накручиваем спирали.
*
По пути сражены видами - бухты! Ах ты!
Заправляем машину, условившись треть бака оставлять про запас. Не то, что АЗС редки, цены отличаются: на островах и горах дороже. В среднем 95-й без добавок – 1 Евро, есть дизель и 100-й.
Вот и пещера Диру – кристально чистая до невероятности вода и причудливые роскошные сталактиты и сталагмиты. Хотя мы в спасательных жилетах и у стен плотики – под утлой лодочкой бездна. Над головами – толща. И буквально миллиметры до острых камней. Страшновато: видимо вода поднялась и нам не дают касок. 1250 метров на лодке, 350 пешком. Через полтора часа, покинув туннели, купаемся на чудесном пляже.
*
Рыбный ресторан без меню. Едим жареных барабулек и кормим головами кошек. Умная одна. «Кивун». Так и показывает мордочкой и глазами: требовательно посмотрев, и, поймав мой взгляд - эй, ты, бери, бросай мне на пол.
*
Уже ночь – южная, чёрная. Бац, городок, освещённый огнями - Пилос. Набережная полная лодок и яхт, оживлённо. В магазине закупаемся водой. В туристических местах она по 1 Евро бутылка, здесь за упаковку из 6 – 1,20! Пить хочется постоянно - высоко и жарко, днём даже включаем кондиционер.
Вобщем, закупаться стоит в супермаркетах – выгадать можно до нескольких Евро.
*
Вползаем в Метони. Отель за отелем - лучше и лучше. В отеле «Серато» - они практически повсеместно семейные, нас ждёт пожилая чета, распахивая все двери. 82 Евро. Опять одни. С балкона красивый вид на крепость. Ужинаем в рыбной таверне, наслаждаясь вкусным домашним вином и жареными рыбками.
Ионическое море вяло плещется в бухте. Здравствуй!

7 октября
Нам третий рывок из Метони в Киллини - 197 км.
Трое и утро. Посещаем крепость Метони, расположенную на краю мыса. Впечатляет – такую не просто взять! Но осмотр не долг – спешим: вечером паром на Закинф. Остров черепашек.
Минуя Пилос, останавливаемся в песчаной лагуне, столь красивой на открытках – теперь пустынно, заброшено, ленивые рыбаки. Не сезон. Я один «мочу ножки» и следуем дальше.
*
Заезжаем в Олимпию. Здесь зажигают олимпийский огонь, разнося его по миру. Три тысячи лет назад было всё иначе: целы дворцы, атлеты – живы и судя по реконструкциям - красиво неописуемо. Сейчас я на развалинах. Огрызки колонн... В платановой роще меня клинит – где же Наяда?
Час на всё. И среди многочисленных туристов мы носимся по развалинам. Однако после Италии и Помпеи удивить уж нечем. Музей – интересен, подробен, обстоятелен. Столь наделали греки, сколь утаено в частных коллекциях, сколь пропало – и нам досталось!
А на этих развалинах, тенистых за счёт раскидистых сосен – мне холодно. Озноб. Без тебя. Я вял и приспущен.
х
Тысячи лет до нас,
Тысячи будут после...
Мы же - здесь и сейчас,
Как не исчезнуть просто?
хх
Остро тебя не хватает -
Моей половины жизни...
Как время быстро тает…
Ещё, ещё пожить бы!
*
Прибыли в Киллини во время. Оплатили паром. Есть время пообедать в одной из многочисленных таверн. Смачно сидим. Упруго. Закупились с тележки помидорами за 1,5 Евро/кг.
Пришло время - всё налажено: на паром въезжают машины, входят люди. Чётко.
Мощный паром – едва заполненный людьми и машинами, за час доставил нас на прелестный Закинф. Где мы, уже подуставшие от пробегов, наконец-то «расслабили булки».

Закинтос таун
Мест, верно, лучше не найти!
Как жаль, что я не бог!
Ах, если б только смог
Тебя сюда перенести!
*
Городок Tsiliki. Отель «Занте калиника», чей хозяин Сирпос нам «беспощадно» рад. Пусть всего 70 Евро в сутки - главное, ещё заработать можно, пока не настало время сбора урожая олив. У нас и разговаривать не станут! В нашем распоряжении два больших номера с общим балконом, с которого отменный вид на весь городок и рощи олив. Мы одни у него. На те вам – бананы растут у бассейна... И не те, ватные палочки – сочные, сладкие, толстенькие. Обслуживает сам, радушно потчуя – столько всего в баре осталось! В ответ одарен банкой икры. Что это? У, супер!
*
Образовался распорядок дня:
-лёгкий завтрак или просто кофе
-обед от 2 до 4 часов пополудни
-ужин с помидором, оливками, вином и сыром.
А то – добротная, здоровая еда. Вездесущий греческий салат: крупно нарезанные помидоры и огурцы, красный лук, заправленные оливковым маслом, пласт сыра и несколько оливок. Он и отличается разве что вкусом оливок, лука и сыра. Ещё пара непритязательных салатов – из курицы и тунца.
«Сувлаки» – неплохие шашлычки, из курицы или свинины, весьма вкусная запеканка «мусака». Что-то из тушеных овощей. Рыба на гриле и на нём же восхитительные щупальца осьминога –7-10 Евро. Всё свежее!
Бодрящая «Фраппа» - взбитое кофе со льдом.
Супы – нетипичны и соусов нет, кроме «сацики»: на полкило нежирного местного йогурта по 1 чайной ложке уксуса и оливкового масла, соль, приправы, немного тёртых огурцов – маринованных или свежих, иногда чуть чесночку.
Повсеместно к кофе или обеду – вода, а к пиву и кофе – снеки подают бесплатные, иногда забывая - нужно напоминать.
Хлеб – повсеместно свежий и вкусный. Напитки – пара сортов греческого пива: «Мифос» и «Алфа», несколько импортных, и главные – коньяк «Метакса» (милейший 7-ми звёздочный) и разнообразных сортов анисовая водка «Узо». Водка такая, что закусывать или запивать не надо – ешь её так! Местные разбавляют водой, она мутнеет, приобретая вид раствора. И множество вин – как бы Италию они не переплюнули!
Бюджетно выходит: на троих, с литром вина, кока-колой, греческим салатом и тремя «вторыми» - чуть более 30 Евро. За 50-60 – не съесть уже. Убийственная кормёжка - размер стейков потрясает. Взял как-то «гирос» - блюдо, полное мяса, картошки и овощей, и половину отдал кошкам, что при тавернах во множестве.
*
За завтраком – про себя расскажи! Сирпосу участок достался от родителей, теперь его семья – жена и трое детей владеют плантацией олив и отелем; «раскрутившись», он добавил третий этаж. Отличный отель, хотя и не в первой, а даже третьей линии (5 минут до песчаного пляжа). Государство даёт заработать. После сезона – расчёт. С суммы выше 25 000 Евро платят налоги. Само собой - с продаваемых продуктов и выпивки (8 и 19% НДС). Отдельно платит за электричество и воду, с которыми, судя по всему, проблем нет. Конечно, нужно получить разрешение на строительство (45 000 Евро), заплатить архитектору, составить бизнес план, сделать взнос за вход в туристическую систему... Но, подъёмно это, вполне.
Вот и цены: вилла 120м3 – 150 000 Евро. Ему этаж отеля обошёлся в 500 000 Евро. Со всеми делами. Продумано всё и экономно - на крышах солнечные элементы.
Вообще, установлена твёрдая цена на спиртное и сигареты – продавцы берут их у «оптовиков» и за счёт вала – неплохо зарабатывают. Сколько? 10 центов с пачки сигарет и чуть более с бутылки (хозяин магазина в Афинах).
Сирпос завидует нашим путешествиям – сам лишь в Афинах был. Некогда! Греки далеки от всего «наносного» - работать надо! Зарплата в 700 Евро считается хорошей. Разговоришься, и тебе сакраментальный вопрос: у вас всё есть, а вам плохо? Что ответишь?
Мы готовы сюда вернуться, а он нас принять.
*
Везде каменистые пляжи и тут – счастье: в супермаркете тапочки для сёрфинга. Они спасли меня! Как я ранее не додумался! Прыгаю по каменюкам – накося-выкуси!
Есть и песчаные пляжи, но они с водорослями и вода мутная. И мелко везде.
*
Экскурсий в сезон полно, особенно славится посещение черепашек, но теперь осталась лишь обзорная вокруг острова. Её и берём - с 8 утра до 5 вечера. Делаю бутерброды, запасаемся вином и водой.
*
Мест всяких много, но мы зависали в двух коктейль барах – «Френдс» и «Арк» (там рулил похожий на Джигарханяна бармен), переименованных нами в «империя зла» и «обитель демонов».
Был настоящий угар. Это не опишешь! Раскованность едва не перешла пределы разумного. В сезон – видали и не такое! Но, за леностью, попытки нашего «Радж Капура» кого-то подцепить тщетны. А мы злорадствуем!
Попался - сроду не пил коктейлей, а тут два... Первый – «Зорбас»: узо, кюрасао, гренадин и апельсиновый сок, второго не помню.
Подбадриваемые виртуозами барменами и обалденной атмосферой, здесь оттягивается вся планета (ни разу даже намёка на «непонятки», хотя люди «убираются» в хлам). Мы – выделяемся, это явственно видно. Сергей покорял британок руладами караоке, я поизвивался под «Депеш» и «вскрыл мозг» парочке соседей (когда слова иссякали, мне помогал Сергей). В полубезумии выхожу в интернет, и монетку мне суёт немец.
-Евро за дедушку...
В 4 утра, обдолбившись о двери (ключами от них всегда владел Володя), едва вползя, отрубаемся. Креветками на одной кровати.

8 октября
В 7 утра Карида нас мстительно и громко будит душераздирающими воплями – Пора! Вставайте!
Сур-ровое утро. Хлебнув кофе в растерзанном вчерашней вечеринкой баре – в путь. Наши попутчики выглядели, как я себя чувствовал. Будто слёт уродов: колченогие, кривозубые, корявые и дебелые – полный корабль! Оказалось, в это время обычно отдыхает деревенщина из Ирландии и прочих удалённых мест. Кошмарило от них страшно. А экскурсия понравилась: и покупаться давали, швартуясь то у скалы, то у бухты и видами - наслаждая. Я сначала стеснялся (не в гальюне же переодеваться), а потом полез в «слипсах» – ну не хуже их я выгляжу!?
Бабищи, туго стянутые бикини, были откровенно жирными. Да, мы такие. Но мы не виноваты. Природа. Угу. Объяснение простое: не успел корабль отплыть, как за «хотдогами» выстроилась очередь, и всю дорогу лишь мелела иногда. А на каждой стоянке стюарды сбивались с ног, разнося горы картофеля фри и котлет. Вот так!
Заняв места на корме – полакомились припасами, распив бутылку вина. И наши аскетичные фигуры (особенно 30-ти летнего Сергея) стали вызывать интерес многих «вдовушек», в большинстве путешествующих отдельно. Две попытались сблизиться – типа, у нас еда осталась, не изволите ли…
«Пидорки, не иначе», - думали они, заряжаясь очередной порцией пива и картофеля фри.
Как мне все надоели за это путешествие! Правда, когда кончились сигареты, на корме я нашёл парочку – не в пример остальным: поболтали, и раздобыл сигарет.
Уф! Сколько всего: и вод, и пещер, и красот. Они насытили нас, и мы приближались к порту. Сколько раз Овидий пожалел, что здесь без Наяды!
...Вытащив два огромных ящика с надписью «Типс фор крю» (чаевые команде) – причалили. Подавали худо.
*
Вечеряем в одной из многочисленных таверн. Отвально.
*
«Дедушка ёжик» – спать, а мы бредём в «кондитерку», где, зная русский (от подруги), но, не умея говорить, комично пытается объясняться гречанка, залезая от усердия пальцами в рот.
Ночь благодатна: множество цветов и каждый в моём воображении превращается в твой облик. Их ароматы и красота сводят меня с ума. Расцветает «ночной люлюдень», чей запах буквально дурманит.
Стиснув зубы бреду спать.

9 октября
Спим плохо: мне снятся не сны, а фильмы, Сергей стонет во сне (бабы снятся), Карида храпит (не безбожно); зато с 7 утра ёрзает «молнией» сумки, и, матерясь, всё утрамбовывает подарки, затем «пиликает» фотоаппаратом, удаляя не нужные фотографии.
Сколько мы ещё продержимся?
*
Путешествуем по острову: обедаем в семейной таверне, где - единственных посетителей за последнюю неделю нас обслуживают по-царски. Когда, насытившись (с призовым поллитром вина), отползаем, угощаю сигаретой хостесс.
-Крези фемели, - она кивает на семейство, околачивающее оливы на расстеленные сети.
-?
-Из Албании я. Вышла за грека. Пипец. Эх... - жадно курит, «шифруясь».
Бабушка «чекирует» её.
Фотографируем сбор олив. Семья позирует – «тупари» нас снимают: не видели что ли?
-Возвращайтесь! – призывает она.
То-то Сергей рвался ещё там пообедать...
С острова уехать никуда нельзя, но заблудиться – раз плюнуть. Что мы и сделали, и, впотьмах проплутав, каким-то чудом выехали прямо к отелю.
Спа-а-ать...

10 октября
По утрам сыро, но в 7-30 появляется солнце и всё налаживается. Воздух - 28-30 градусов, вода – 22.
*
Купаемся в бухтах с высокими отвесными бортами разноцветных скал. К некоторым и не подобраться на машине. Одну нашли – сероводородная. Не взяв плавок, полез обнажённым. Плевать! Снял трусы и хожу без них. В шортах. Плавки в карман – отдых.
Ужинали жареной рыбой. Выбор не богат - рыбачат, но улов скуден. Съели уж всю рыбу.
Потом купались в другой бухте – там было людно, и я постеснялся, взяв трусы Володи. По размеру и состоянию - мне, будто женские были.
*
Мы собирались посетить Крит, и, слава Богу, не сподобились: слишком там туристически и нашими протоптано.
Исторический остров, прямо скажем: в 1941 г. для его захвата немцами была разработана операция «Меркурий» - бог в крылатых сандалиях. А? Располагаясь на пути снабжения сил «оси» в Северной Африке, Крит имел большое стратегическое значение и стал полигоном, на котором немцы наиболее массово и в соответствии с предназначением применили воздушно-десантные войска - господство противника на море исключало со стороны немцев нападение с воды. Такого ещё не было! В плане его подготовки в конце апреля 4-м ВФ - 8 и 11-й немецкие и 5-й итальянский авиакорпуса провели воздушное наступление, вынудив последние 7 английских самолётов бежать в Египет.
Крит спешно укрепляли. Оборона острова, состоявшая из 3 пехотных батальонов (гарнизон 5000 чел.) теперь была значительно усилена – десятки самолётов и пушек, 9 танков; подходили всё новые части, отступившие из Греции. Вокруг Крита развернули 4 отряда британского ВМФ - 4 линкора, 9 крейсеров и более 20 эсминцев.
Если к маю 1940-го на острове находились около 27 тыс. солдат, то теперь к ним прибыли 32 тыс. английских, новозеландских и австралийских солдат: 19-я австралийская пехбр (Георгеополис-Ретимно), 2-я новозеландская ПД (Мареме-Галатас), 14-я пехбр (Гераклион), мобильная морская база (Суда бей): 1 полк ПВО – 16х40 мм, 16х3,7 дюймовые, 10х3 фунтовые (5 зенитных батарей), 1 полк БО – 4х6 дюймовые, 2х4 дюймовые, 2х12 фунтовые пушки; 8 средних и 17 лёгких танков, 45 полевых орудий, 2 сводные греческие дивизии из 11 батальонов (слабо вооружённые) – 11-14 тыс. чел., греческий король и охрана, несколько десятков самолётов. К 19 мая 1941 г. на острове находились до 43 тыс. солдат.
Для нападения с воздуха предназначались: штурмовой воздушно-десантный полк, 7-я авиадивизия и 5-я горнострелковая дивизия, как посадочный десант; полк 6-й ГСД и приданные части: связи, сапёрные, медицинские. Всего 25 000 солдат: 16 000 в первой волне с воздуха и 7000 с моря. Поддержка с воздуха возлагалась на 8-й авиакорпус, задействовавший 430/433 бомбардировщиков, 180/235 истребителей, 40/50 разведчиков и 11-й АК – 600 транспортных Ю-52 и планеров DFS-230, «значительное число» буксировщиков планеров.
20 мая началась беспримерная битва. Более недели боёв стали жестоким испытанием для немецких парашютистов - не раз ошибались с высадкой, разбивались при посадке, уничтожались в воздухе; помощь приходила неравномерно, целые подразделения исчезали под огнём крепко державшихся обороняющихся. Посылаемые по морю конвои пострадали не менее тяжело: 1-й с 21 на 22 мая из 20-25 судов (4000 чел.), прикрытый итальянскими торпедными катерами был разгромлен - на дно пошло 15 судов и 2331 немцев; 2-й из 4000 солдат на 30 судах понеся потери, вернулся, и только 3-й (с 27 на 28 мая) - части 50-й ит. ПД (2585 чел., 13 лёгких танков, 24 миномёта, 12 орудий) на 15 судах, был особенно сильно прикрыт (1 эсминец, 3 торпедных катера и 6 подводных лодок) и избежал участи предшественников. Он решил дело.
Парашютисты были упорны и выцарапали победу. Противник дрогнул и начал эвакуацию, прошедшую под ударами с воздуха - Люфтваффе расстарались так, что 28 мая из-за постоянных атак английские корабли покинули место дислокации, потеряв 2 крейсера и 1 крейсер ПВО, 6 эсминцев и 29 судов; 17 кораблей - 1 авианосец, 2-3 линкора, 6 крейсеров и 7-9 эсминцев были тяжело повреждены, погибли 2000 моряков (потери Средиземного флота с 19.05 по 01.06. - 1828 офицеров и моряков погибли, 183 ранены, 300 пленены) и много тысяч пытавшихся спастись.
Всего из 42 500 чел. в Египет удалось эвакуировать 15-17 тыс. солдат и 4000 греков с королем и свитой; в Александрии спасся и греческий флот - 1 крейсер, 6 эсминцев и 4 подводные лодки. Зато пришлось бросить «всю технику», а потери в ходе эвакуации составили 16 000 чел. убитыми и пленными.
1 июня битва за Крит закончилась, принеся немцам кроме успеха и оглушительные, испугавшие руководство потери. Общий урон составил около 7500 человек (3800 убиты и 3400 ранены, ВВС - 311 погибших и пропавших без вести): 3022 убитыми и пропавшими без вести в 7-й АД и штурмовом полку, 652 в 5-й горной и 126 чел. в корпусных частях; непосредственно парашютисты потеряли 1915 убитыми, 1759 пропавшими без вести, 1632 ранеными (рапорт командующего операцией ген. Lohr). Из около 530 Ю-52 и 70 планеров DFS-230 остались 185, а общий урон достиг 350-400 самолётов сбитыми и повреждёнными (половина транспортные и планеры), десятки машин списаны.
Общие потери противника составили около 25 000 человек. 7233 убиты, 3191 ранены и 13 995 пленены.
Да, победа далась тяжело, но в любом случае морской десант занял бы больше времени (если вообще состояться мог) и обошёлся бы дороже! Молодцы немцы! Всегда здорово воевали! Однако на Мальту сил уже не осталось.
*
А мы купаемся в Закинфском заливе. Как хорошо на этом острове!

2 глава. Эпическая сила
11 октября
Разомлев от отдыха, выбиваемся из графика. Нужно ехать, а то «залипнем». И так вместо трёх дней здесь уже четыре.
Снова рано встаём.
Я срезал ветку зелёных бананов и, прикрытая полотенцем, она путешествовала со мной на заднем сиденье по всей Греции; в Афинах, отделив от стебля – вывозил, набив большую сумку. Смеялись с инспектором на досмотре: во, хитрец ещё один – наркотики думал вывезти. Взамен с запиской Сирпосу оставляю в холодильнике полный пакет найденных в оливковой роще серых сыроежек и добротных чистых моховиков (Карида отметился несколькими трюфелями).
С явным сожалением покидаем остров. Тоскливо...
Отплываем из Агрио Николаус. Раннее утро. Рыбаки на набережной. Сонно и пустынно. На островах жизнь замрёт 25-го с последними паромами. Далее только катером или самолётом.

На пароме (Закинф-Кефалония)
х
Море только вокруг
Волны слагают стихи.
Милый мой, нежный друг,
Как же мы далеки!
хх
Думаю - каждый час!
Что там! Уже - минуты.
Как же без твоих глаз -
Трудно и не уютно...
*
Паром ходко идёт, утюжа воду. Минуем Итаку, царём которой был тот самый Одиссей. Каждому острову был свой царь. Итака не большая – не мудрено, что в Трою он собрал пару десятков бойцов и корабль.
*
Паром подошёл к пустому причалу. Я понял: отпуску конец.
Едем в столицу острова Кефалония - Аргостоли. Он напоминает Ялту – так себе. Здесь порт. Сезон уже закончился. Сувенирные лавки закрыты. Выделяемся среди толпы – последние отдыхающие.
Селимся в центре города, обследовав три отеля и выбрав «Иониа» - 90 Евро: «скаут кемп» - три кровати, окно в переулок.
Подвели баланс за неделю - нужда постучалась в наши двери. Нужно тормозить с расходами! Придумываем варианты разбогатеть: например, направить Володю в подаренной жене чёрной тунике в клуб «Бед бойз», пойти по помойкам (на них промышляют местные цыгане, вывозя «полезности» на раздолбанных джипах), начать торговлю сувенирами и «трофеями». Всё подбирали - и интересно и полезно, как найденная роскошная тарелка в оливковой роще или нержавеющий поднос, и ещё: бокал, две рюмки для узо, две кружки, креманка, сланцы, деньгами – 2,05 Евро, ложка.
*
От столицы в любом направлении 10-15 минут езды. Исследуем окрестности. Какие бухты! Тут и дивное место - отель «Белая скала». Сосновая роща на краю скалы. Удобства всякие. Песчаный пляж.
*
Мы на грани:
-должны все иметь возможность вести машину
-решения принимать по очереди
-каждый платит за еду сам
-брать как можно меньше одежды с собой (лучше постирать на месте)
-не ходить всё время вместе (на СМС Вадима – «как, не надоели ещё друг другу?», я ответил – «Обрыдли!»)...
Вестимо, ничего не напишу. Черновики двух эссе и 4-й книги лежат мёртвым грузом. Не до них!

12 октября
Ночью проснулся от шума дождя и понял – теперь и погоде, балававшей нас до сего момента, конец. Тут ещё сон – «Пункт назначения». Серые тучи заволокли небо и притушили день... Кашляем, запасаясь в аптеке таблетками. Как на карусели: дождь, солнце. Зато тепло.
В городском храме – ставлю свечу и жертвую 500 рублей. Свечи не продают – бери, у икон их не ставят – в заполненные песком чаши.
*
Едем в Луксори – на другой конец острова. Магазины поразили дешевизной – на 10-30% ниже цены, чем в столице. Отели закрыты. Ни души.
Искупавшись на отличном пляже с красным песком и цементными скалами, лакомимся хлебом, помидорами и припасённой копчёной рыбой (с двумя маленькими червячками в молоке, что – «чёрт тебя дери, наш исследователь, на х... ты туда полез», я обнаруживаю в молоке) и запивая узо. Сергей «крестьянство» не любит и на его лице едва скрываемое отвращение.
*
Вечером в Семи – на другой конец острова. Путь длиннее, но интереснее. Спирали серпантина начинают пугать, но Сергей справляется. Однако видно – «сдувается» уже... Кто поведёт?
Теперь в Митросском заливе купаемся.

13 октября
Отдых уж утомил нас. Хочется домой...
Всё близко – полтора часа из конца в конец и мы быстро объезжаем Кефалонию. Снова купаемся в бухте «Белая скала». Пустынно. Штормит. Собираем «артефакты». Посейдон наслал на нас Зефира – пора, вам, ребята.
Едем в Порос – на разведку: порт на месте.
*
Гуляем по ночным улицам Аргостоли, тормозя то там, то здесь – выпить кофе и рюмочку «Метаксы», но уже не «прёт», и, чтобы занять себя ищем «тушёнка» - «мясо в желе». Находим «мясо мяч».
*
...Стоны из соседнего номера живо ввели меня в беспокойство - я заметался. А ночью, пришла Наяда – желанная, изысканно красивая. Я достиг вершины.
Дежавю уже постоянно. Что не увижу. Тоскую. Стоило тратить время, чтобы уехать и тут же стремиться обратно?
Так бывало уже не однажды,
И так будет, пока быть живым -
Я умираю от жажды
К прекрасным губам твоим...

14 октября
Подъём в 4-45. Глаз коли! За час добрались до порта Порос. Паром уже тут – гигант! Он уже не то что, полупуст – гол. На 9-й палубе сочиняю стихи. Зябко.
1,5 часа и мы в Киллини. Высадились. Несколько машин и мотоциклов быстро исчезли. Пипец! Всё выглядит заброшенным. Сотня километров пред нами. Пасмурно. Виллы закрыты. Отели пустынны. На берегу подбираю кусок мрамора. Он в коллекцию: янтарь, камешки, ракушки, травяные шарики, которые на дне скатываются течением и в огромном количестве усеивают участок пляжа, где живут черепашки, кварц, отбитый от огромного валуна при помощи камня.
Нас явственно «мажет». Устали. По чудо мосту пересекаем Коринфский залив. Скрипя зубами, отдаём 11.70 Евро за проезд.
И снова жизнь – солнце, горы, перевалы. Береговая линия здесь достаточно полога, изрезана множеством бухт с отелями и пляжами при них, мелкие островки недалеко от берега так и манят.
*
Случайно заехав в Галаксиди – остаёмся. Прелестный город. С большим красивым храмом. Сосновый лес на мысу. Вода кишит анчоусами, камни – морскими ежами. Крабы перебегают. Уютная бухта, полная яхт. За обедом общаемся за жизнь с семьёй американцев из Лос-Анджелеса.
Пообносились уже: у меня порвались в конец кроссовки (их заклеил) и шнурки, которые я заменил по астигматизму свекольно-красными. Такой много не даст! «Давай дисконт!» – кричат они и застиранная котомка, в которую превратилась брезентовая «сумка-кормилица».
Выбираем отели как «в сору роемся». И здесь – пожилые греки, как один бывшие моряки: «русси, лублу, Архангельск ходил...»
Устраиваемся за 45 Евро в «Галаксидион».
*
Вечером я в последний раз купаюсь. Везде отметился – на сей раз в Коринфском заливе. Как глаза Наяды - бирюзовая вода.
*
Посещаю храм. Патер (словно наш мастер с завода в ситцевом халате и очках на макушке - только берета не хватает) в это время общается с мамашей семейства, что скромно тусует рядом. Дочке их лет пять. А в храме: для каждого своё место. Устроенность. Из Византии все вышли, только мы куда-то не так свернули.
Заметив меня, патер вопрошает: Итальяно? Поляк? Румыниян?
-Раша!
Он искренне удивлён. Я, помолясь, ставлю одну и беру другую тугую свечу. Патер молчит, провожая меня взглядом. Так хотелось с ним поговорить (15 минут ждал), и в этом укрепил меня отец семейства: не в языке дело, в голове и душе... Я знаю, но Сергей уже истоптался у входа.
Эту свечу я поставлю, объяснив, откуда она, в нашей церкви. Отдаю её по приезду нашему батюшке.
*
Случайно набрели на семейный магазин: у них пасека и полки ломятся от «кондитерки». Такой, что нам в городе-механизме никогда и не отведать. К нам жадно бросаются и потчуют, потчуют. Сергей идёт в отель и будит Кариду, приведя с собою. Греки, как правило, не говорят по-английски – привлекают толмача.
Им оказывается Светлана. 30 лет. Типична: чувственный подбородок, утолщённая нижняя губа, причёска… 5 лет здесь. Муж рыбак. Вот его фото с гигантским тунцом. Ребёнка недавно окрестили в том храме. Через полчаса пойдёт его встречать с моря. Говорит с заметным акцентом.
По ней видно – «кончит» сейчас, увидев соотечественников. А хозяйка магазина – её свекровь. Густится в углу. Бдит.
-Греки вообще поколачивают жён. Замечает Карида.
Мы закупаемся: настойками и вареньем, типа из моркови. Ух, вкусное! А что: тёртая морковь, мёд, корица, гвоздика. Супер!
Света показала нам «лучшую рыбную таверну», где мы поставили рекорд – 70 Евро! А я съел вторую банку маринованных опят (первая не доехала, скиснув), искренне предлагая местным отведать. Они шарахались в ужасе…
*
Ночью возвращаюсь к храму. Он закрыт, и я брожу по городу, прислушиваясь к жизни за ставнями. Здесь уютно. В любом городе – тесно живут: умер кто или родился – на столбах памятки развешивают. Время остановилось.
Слезлив от переполняющих чувств, в бухте кормлю уточек семечками, что они, под присмотром селезня, жадно поглощают. Выливаю бутылку «Роболы» с Кефалонии – Посейдону. Спасибо тебе, добрый бог!
В холле отеля – вяжет для семьи администратор…
Умиротворение.

15 октября
Утро – ненастное. Беспощадный ливень выгнал яхты в море, и бухта опустела. За нами будто сезон закрывается.
На автопилоте – уезжаем. В Афины. Снова сотни километров. Увы, на Фермопилы времени нет. Но через Патры – заскакиваем в знаменитые Дельфы. Увы, мало что от них осталось. Ежась, осматриваем комплекс. Сыро, неуютно. Многое закрыто. На музей просто нет сил. У Сергея уже жёлтое лицо...
Парнас – величествен. Туманен. Закладывает уши от высоты. Минуем сонный большой Arahovo - город ткачей и деревянных дел мастеров, чьи двухэтажные дома уступами красиво расположились на склоне горы.
Дождь льёт не переставая.
*
Развиднелось к Фивам, и, облазив полгорода, обедаем в таверне: старики размерено потягивают узо и неспешно болтают, обсуждая новости, которые преподносят вездесущие телевизоры и толстенные газеты, за чтением которых можно провести весь день.
Сергей кладёт ключи от машины на стол и заказывает пиво:
-Всё, я более не могу...
«Дедушка ёжик», проглотив проклятия, берёт ключи.
*
К вечеру въезжаем в Афины, попав в сумасшедший поток движения: особенно досаждают многочисленные мотоциклисты. Для них правил и вовсе не существует! Как и дорожной полиции.
Афины живо напомнили Неаполь – старинно, мусорно, расписано всё – от пола до стен. Зелено. Живо.
Поселились – «Бест Вестерн Музеум хотел» - 90 Евро. 613-й номер. Наши были здесь – на перилах балкона леска, и я ей сразу пользуюсь, устроив постирушки.
*
Двигаем в археологический музей. Лишь благодаря мёртвым – знаем . Очень трогательно провожали людей в царство Аида. Красиво. Художественный уровень статуй и панно потрясает. Некоторые скульптуры, смеюсь, неоднозначны. Тут и причёски интимные. Греки, похоже, как и римляне следили за волосами на теле. Сатир был в чести. Любите! Живите! При таком климате и изобилии – это легко. Климат главное - тут только неуютно в декабре-январе, а затем – снова хорошо.
Черепки бережно собраны. Полно амфор, предметов быта. Но как-то не то... Если сравнивать с Римом – тут по-деревенски что ли.
Отсюда многое пошло – театр, геометрия, демократия. Многое здесь зарождалось. Была неплохая военная организация, позволившая бить варваров, к которым причисляли персов, например. Понятно: профессионалы против армии милиционного типа. Но римляне оказались сильнее.
Крон властвует над всем – всё стирает время, оставляя нам развалины и память. Давно это было – сотни лет до нашей эры...
Слишком много всего! Мы пресыщены увиденным.
*
Наши попадаются везде - в городском парке ищем статую Афины. Лавочки со стариками. Мамочки с детьми. Скорее для блезиру вопрошаю впереди идущую даму:
-Сударыня…
-Я вас слушаю!
Смотреть, увы, нечего – всё на реставрации.
*
Выходим в ночь. Беспредел какой-то! Муравейник! Улицы полны. Намётанным глазом примечаю - «вмазываются» прямо на месте. Где присели. Прилегли. В парке прямо с газеты горку «кокса» разнюхивают... А что? Тепло. Уютно. Безопасно.
В ларьках, где продаётся всякая всячина – вместо дневных газет залежи порнографии. Причём в большинстве геевской.
Ошарашенные увиденным возвращаемся в номер. Я портье:
-Ни фига у вас тут творится…
Он понимающе улыбнулся.
Я знал – настанет время, когда не будет хотеться «внешнего воздействия» - наркотиков. Как отрубило. Странно даже - раньше я так и рвался к ним. Бросил типично. И что в них? Иллюзия. Вокруг столько всего! Зато обволакивает алкоголь – он всем нравится! Это – сложнее. Он не такой ярый. Доступен. Этапен.
*
Как убитые засыпаем.

16 октября или Athens nights
Утром шёл дождь и раскатывал гром. Улицы были свежи.
Нужно сдавать машину. Едем в аэропорт – тратим полдня. За 2 недели так уделали сиденья, но ничего, никому нет дела.
Дёшево! С каждого чуть более 1000 Евро и перелёт. Бензин обошёлся в 200 Евро, аренда «Форд фокус» в 575, трижды паромы – 150 Евро. Зато где только не побывали! 1870 км прошли!
*
Возвращаемся на метро – комфортно, однако, ближе к центу в полдень полон вагон. Выходим на станции Монастираки. Но вылазка на Акрополь срывается беспощадным дождём. Того и гляди беспощадные потоки смоют нас с холма. Промокнув до нитки возвращаемся в отель и тут – солнце! Карида скрежещет зубами.
Сергей уходит на обед, а мы с «трофейной» тарелки потребляем помидоры и нарезку «мортаделлы» с овечьим сыром.
*
Разные районы, как в любом городе.
С полицией так: это центральный район, а рядом с отелем и вовсе участок. Но им не до наркоманов – бунтует молодежь. Скверы полны, мегафоны, растяжки, плакаты, речи. О чём они? Воду мутят местные коммунисты.
Бродили по городу. Афины не многоэтажны, с извилистыми улицами и крутыми подъёмами. Семь холмов. Не застроены. Прямо оазисы и мы побывали на двух.
Греки и гречанки – характерные попадаются. Но мало, они уже размыты поколениями. И, типичным для всей Европы большим количеством всяких «нэ мэстных».
*
Нам не спится, и с Сергеем выходим в город, дойдя до храма Зевса – едва не на другой конец города, и, обогнув Акрополь, вернулись обратно. Там новый район – цивилизация. Нам – в «гетто». Едва полз обратно – думал, не дойду. Но собрался: ты же солдат, раз, раз, раз, два, три – задал темп. И пошёл, пошёл, пошёл!
Видим проституток – ярким, словно птицы отрядом, босоногие негритянки торопливо бегут «на место». Тут и полиция – в броне. Я пытаюсь снять, но мне строго:
-Но фото!
Уф. Уносим ноги.
Везде мусорно, заплёвано. На улицах спят.
Ноги буквально горели. Но дополз-таки до интернета в отеле и написал письмо...
хх
Ночи стали всё длиннее,
Вот и осень исчезает
Возвращайся поскорее -
Как тебя мне не хватает!

17 октября
Дождливо. Обречённо ползём на Акрополь. Вездесущие индусы (это их бизнес), за 4-5 Евро предлагают всем зонты (в городе стоят 2 Евро). Мы мокнем – денег нет. Вернее, свободных: на эту сумму мы затаримся в супермаркете нарезкой и вином.
Чуть смазанный накрапывающим дождём, с Акрополя прекрасный вид на Афины. Здесь – сплошные раскопки, оазисами среди них театр Диониса и несколько храмов. Парфенон и главный храм – разрушены. Уродовали их то христиане, то мусульмане, а добили византийцы (ядро из пушки взорвало пороховой склад, размещённый турками в Парфеноне), разграбили англичане. Теперь бесконечно реставрируют, вкладывая миллионы Евро и конца края работам не видно!
На улицах – канитель: юродивые, лавки, полные хлама «всё за 1 Евро», инвалиды, уличные музыканты и актёры; продают с тележек крендельки всякие и огромные каштаны. Вот где настоящий шопинг! Скидки. Дешёвое золото. Обилие одежды и обуви. Полно всего!
Посещаем многое – тут и парламент, университет, национальная библиотека. Всё стильно и красиво. Могила неизвестного солдата, у которой «голубиный царь» за 1 Евро продаёт семечки, на которые слетаются сонмы прикормленных голубей, а туристы, кривляясь, фотографируются у причудливо одетых караульных; резиденцию Шлимана – ему разрешили украсить её свастиками.
*
В субботу оживление на рыбном рынке – где же моя «кочегарочка»? Такого обилия достойных жертв аппетита я не видел с Испании! К вечеру на них и так дешёвых, сбрасывают цену вдвое.
-А может... - я думаю о кастрюльке или сковородке
-Нет! – в ужасе кричит Сергей.
Мне тяжело не «кулинарить», соскучился уже. Но покорно сдаюсь.
А мясные ряды? Тушки баранов и коз, со скальпированными головами, с которых страстотерпно таращатся огромные глаза. Брр.
*
Вечер. Мы – на охоту. «Дедушка ёжик» – матерясь, всё пытается убрать «трофеи» в сумку, привычно обвиняя нас то в купленных зря тапочках, то пропавших билетах, всё время обвиняя нас в своих промахах. Добило его то, что лукум выбросили на контроле в аэропорту Афин. На 18 Евро, - стенал он. «Попадос» никак не хотел отпускать!
*
Солнце зашло. «Ко мне упыри, ко мне вурдалаки!»
Ручьём течёт улица. Приметил парочку – присев на бордюр они как раз готовили раствор, зажав шприцы в зубах.
-Привет!
-Привет!
-Поможите страннику... Как бы не нарваться на дрянь!
-Конечно!
-Свободно?
-Угу.
-Чего не греем? Ложек не видно.
-Это ж кокейн… - девица, видать, вторую уж готовила заправить и смутно глядела на меня.
-Почём?
-Десятка. Вижу приятный парень – по глазам, с удовольствием провожу. Давай 20 Евро. Отведу к своему барыге. Хорошо будет.
-А марихуана? - спрашиваю я, вспомнив пареньков раскуривавшихся у Акрополя.
-Какая марихуана?! Кокейн свободно!
Ещё пара фраз. Протянул купюру. Рванули. Соседняя улица - кто уже, кто только. Группками барыги. А я его предусмотрительно хвать за лямку рюкзака. Он смеётся.
-Не б…!
Лица, фигуры, размытые силуэты. Минута и в моей ладони заветный шарик. Парень тут же исчез. А в моих глазах до сих пор стоит калейдоскоп из лиц, закатанных рукавов и штанин, шприцов, бутылочек с водой, пробок, в которых это мешается, «трупов» на скамейках и тех, которых «мажет». Они везде.
Если, как тут принято, «вмазаться» – унёсёт вовсе. Но нам сие не нужно – по ноздре пустим. До трёх утра в номере развлекали друг друга болтовнёй «за жизнь». Две дороги – всё успел. «Он» такой!

18 октября.
8 утра. Солнце. Лазоревые небеса. Как всегда – мы же уезжаем. Обратно в «гущу». Как бы остановить время? Будто и не было двух недель в раю. Только фотографии остаются...
Сумка тяжела, но я, удивляясь, вписываюсь в 20 кг. А за перевес нужно платить: 1 Евро/кг. А у «наших» и по 50 кг чемоданы!
«Дьютик» дорог, особенно сигареты. Монополия.
Почему-то рады взлёту. Навстречу холодам, дождям... Зато там ждёт меня Наяда!
*
Греция – чудесная страна, при первом же прикосновении оправдавшая знаменитое изречение – в ней всё и всем есть. А почему должно быть иначе? И это, наконец-то то место, куда хочется вернуться!

Ноябрь 2009
returned back
чисто поржать - про Грецию:
новелла «Зов предков»
1 глава. В трёх часах от рая
2 глава. Эпическая сила
Зов предков
Вечность на кончиках пальцев,
Тех, что нельзя насладиться!
Можно рыдать и смеяться,
А лучше - снова родиться!

1 глава. В трёх часах от рая
Готовились мы не долго. Володя Карида разработал маршрут ещё не освоенный нашими душными турагенствами: полуостров Пелопоннес и два острова Закинф и Кефалония, забронировал отели на первую половину пути; получили через Норвегию шенгенские визы, собрали деньжат и в путь.
В самолёте встретил Пушкова – фронтмена программы 3-го канала «Постскриптум». Терзался, я же на форуме там пару лет торчал, но всё-таки подошёл. Так и знал: на форуме он ни разу не был, он просто – фронтмен. Всё у нас так...

4 октября
От студёной Москвы - три часа до рая – Греции. Овидий так рвался на родину! Вот она! Ошалев от распахнутого к нам лета, ослепительного солнца и зелени, встречаем в аэропорту прилетевшего из Осло на день раньше Сергея. Он уже ждёт. Берём на прокат машину – «Форд-фокус 1.4». Не ту, что хотели и дороже – но ладно!
Наш путь в Nafplio – древнюю столицу Греции.
Уже вечер и мы торопимся, пролетая множество городков и вилл. Как тут уютно и хорошо!
*
Обильно право, всё есть (даже берёзки попадались). Руды всякие, нефть, табак, хлопок, виноград, овощи и фрукты. Пчелиные пасеки. Птица всякая, кролики. Свиньи. Овцы.
Родина оливкового масла. Оливы. Это – действительно цветок камней. Они везде. Молодые – прямые и древние, закрученные в причудливые многоствольные и толстокорневые спирали. Раскидистые и худые. Но, неизменно, плодоносящие. И кормятся с них!
Сосны. Величественные и уверенные платаны, некоторые просто огромны. Кактусы агава, усеявшие склоны гор и опунция. Кусты и травы. Цветы. Октябрь!
Долины благодатные. Всё растёт. Сейчас как раз сбор урожая начался. Апельсинов. Из них делают сок. Сетку берём у плантации за 5 Евро. Не торгуясь. Куда там – 10 кг. в ней. Столько съесть не возможно и, повозив едва убавившуюся сетку неделю, купили за 2 Евро пластмассовую соковыжималку. Отменный получался сок.
С фруктами – полный порядок. Апельсины – раскатываются по дорогам. Тут козлов кормят апельсинами! Часть из них – дикие, по горам так и шастают (может попробовать сбить камнем?) Лимоны и лаймы - повсеместны. Помидоры – вкусны необыкновенно, но итальянским проигрывают в разнообразии.
*
По хорошим и свободным дорогам, пройдя 142 километра и поплутав, прибываем. Полным-полно людей. Сочи – не дать, ни взять! Селимся в отель «Четыре сезона» - 85 Евро за троих. Из дома рыбака переделан – извилистые переходы, крохотные комнаты, правда, снабжённые всем необходимым. Так и будем: обычно на двуспальной кровати и кушетке. По очереди: кто с «дедушкой» спит?
К морю! Скорее! И вечером, как-то остервенело, купаемся на городском пляже. С ума сойти: в Арголическом заливе Пелагейского моря! Вода удивительно солёная. Людей мало. Хорошо, но солнце неумолимо катиться за горы и становится прохладно.
Ужинаем в одной из многочисленных таверн – площадь города вся в них. Расцвечено огнями, людно, играют дети. Дома тут, похоже, и не едят – в люди выходят; общаются, потягивая вино или пиво.
Купил в лавке «бюджетный» «Питер Стивесант» - за 3,20 Евро 25 сигарет и курю, курю его. Греки вообще много курят. Но с такими вкусными, как везде в мире сигаретами и чистым воздухом – по фигу им, видать! А многие крутят самокрутки – так дешевле. Здесь самая высокая в Европе продолжительность жизни: 76 лет у мужчин и 81 у женщин. Не мудрено! Населения – 11 миллионов. Всем хватит места! Вон, сколько не освоено, сколько гор... Упорным трудом и аккуратностью – осваивают, высаживая оливы и с/х культуры. Однако, уже не выгодно это. В туристический бизнес многие подаются, и через пару десятков лет – будут одни отели.
В итальянской «Джелатерии» купили обалденное мороженое и слоняемся по средневековым улочкам, любуясь красивыми домами и многочисленными храмами. Мы ещё пополам и диковато ощущаем себя среди такой благодати: ярких звёзд, чистого неба, всепоглощающих тепла и уюта. В полночь на балконе подвели итог дня – хор-ро-шо!

5 октября
Наскоро позавтракав, отправляемся в путь. На курортной набережной во мне включается робот Бендер, и я занимаюсь собирательством. Жаль, нет дверки на животе. Так и пошло: были налегке, но к третьему городу обросли вещами и «трофеями» - с первого раза уже в отель не заходили - не хватало рук!
Теперь наш маршрут Нафплио-Спарта-Монемвасия – 235 км.
*
Вся Спарта залита солнцем – она уже не та, о той - памятник на центральной площади. Сиеста, и столики бесчисленных заведений заполнены людьми. Мы неутомимо фотографируем, вызывая интерес местных.
*
Вдоль побережья жадно ищем бухточку. Пора искупаться! Приметив одну, останавливаемся. Ласковые воды. Обед на камешках с «мезе» (закуской): помидоры, сыр, оливки, вино.
И далее перевалы, перевалы…
Просторно. Малолюдно. Мелькают крохотные города. Деревеньки. Кое-где следы пожаров. Но буйная зелень всё уж скрыла, оставив редкие скелеты обгоревших деревьев. И как может погибнуть олива, если, судя по всему, вся её сила – в корнях.
*
Под музыку – вариации Сиртаки, спокойные мелодичные песни «о родине и любви» и весьма неплохой реп, из-за перевала, отвесных скал и оливковых рощ – появляется «жемчужина Пелопоннеса». Манемвасия (Маня-вася).
Отель «Кастело». 20 Евро с носа. Турагенства нас явственно дурят! В отелях берут за номер, нам впаривают за каждого! А ничего нет проще – забронировал отель (по ней можно получить визу), взял авиабилеты. В путь!
Это место не для нас, выглядевших как три пидорка: старший и два молодых, которых он вывез отдохнуть. Переодевшись, на пляж.
Странно посматривают на нас. У греков «это» вообще было принято. Женщины, за исключением гетер – для очага, детей. Остальное – по «жопному». Вон от Сократа пошло - «сократировать». Представьте Олимпиаду – все атлеты голышом. А на трибунах только мужчины...
*
На отвесной скале, связанной с материком каменным мостом, средневековый византийский город. В отличие от Помпеи – жив. На его перепутанных улочках, подгоняемые заходящим солнцем, нас настигает туристическая истерия. Неукоснительный закон – ничего не брать в туристических местах, в городах и дешевле и лучше, и в Москве нас не обманешь, а здесь – попались, накупив сувенирной фигни. И так себе, поделки. Иностранным туристам – всё дёшево, и монетки типа 50 центов и 1 Евро никто не считает. А ты калькулируешь – 45 рублей. Сергей деморализует нас расточительством, здесь ему в три раза дешевле чем в Норвегии.
*
Ужинаем в таверне – неизменный греческий салат и только привезённый с моря осьминог на гриле. Балдеем. Завершаем вечер в местной кондитерской, взяв знаменитые «манемвасевские пирожные».
*
Овидий и Наяда. Нет, ты – Афродита. Здесь всё пронизано тобою. Будто Сизиф я сюда забрался и теперь терплю как Тантал.
Ты была со мною везде. Мысли о тебе петляли среди оливковых рощ и забирались к облакам на горных дорогах, терзали в долинах, спускались к морю и качались на волнах… Тугая печаль от красот и невозможности вкусить их вместе и будто пухну от невысказанных тебе слов. Интоксикация отдыхом. И в час ночи лежу звездой на пляже и, тихо подвывая, любуюсь серебряной луной и скалой. Волны, накатываясь, обдают прохладными брызгами уже подпечённую тушку...
*
На перевалах – небольшие часовенки, из стали или камня, которые готовыми продаются в строительных магазинах. Лампадка внутри с запасом фитилей и масла, иконы. Многие заброшены, ещё более с потухшими лампадками. Я пару возрождаю.
Иногда попадаются стелы и памятные плиты 2-й мировой войны. В той войне боевые действия здесь были настоящим вторым фронтом, начавшись гораздо ранее бойни на Востоке. Здесь не гибли миллионы солдат, но борьба имела не меньшее значение для всего хода глобальной войны.
За это участок должна была отвечать Италия – Муссолини полез сам. Но «дучевцев» били даже греки! Итальянцы сражались слабо, греки мужественно сопротивлялись, в начале ноября 1940 года контратаковали, а 21-го вторглись в Албанию; их поддержали местные партизаны, а тысячи солдат – албанцев бунтовали. Итальянская армия погибала, теряя десятки тысяч солдат пленными. 25-го ноября СССР предложил Греции поставки вооружения...
Немцам пришлось вмешаться и здесь – 22-23 февраля 1941 г. «греки согласились на высадку английских войск» и в начале марта британский экспедиционный корпус - войска и техника из Египта был переброшен операцией «Ластр». За три недели при потере 25 транспортов (115 000 брт) были доставлены от 53 до 58 тыс. солдат; они заняли острова Крит, Лемнос и высадились на материковой Греции. Положение Италии было критическим, а появление британцев на Балканах угрожало не только поставкам сырья. Конечно, отвлечение значительного числа войск в плане подготовки к Восточному походу было крайне нежелательным, но что было делать?
Быстро разгромив Югославию (в апреле 1940 г. НКВД и военная разведка инициировали и поддержали военный путч, приведший к власти прокремлёвское правительство, сделавший появление советских войск на Балканах вопросом времени; после этого Гитлер приказал начать разработку восточной кампании против СССР) германская армия вступила в Грецию. Они не только разбили греческую армию, но и британский экспедиционный корпус, много солдат из которого (всего эвакуировались в апреле-мае 41 г. более 51 тыс.) перешли на Крит, где позднее их добили в знаменитой операции «Меркурий».
24 апреля 1941 года Греция капитулировала.
Греки с октября 40-го по апрель 41-го потеряли 20 000 солдат убитыми и 223-270 000 пленными; британские потери из 53-62 тыс. корпуса составили 11 840 солдат: 9000 пленными, 3000 убитыми и ранеными; нанесены потери греческому и британскому флоту и авиации. Итальянцы лишились 38 000 солдат убитыми, 50 000 ранеными, 12 000 обмороженными, десятки тысяч пленными.
Немецкие потери составили 1100-1484 солдат убитыми, около 4000 ранеными и пропавшими без вести; Люфтваффе - 129 чел. погибшими и 178 самолётов.
Плацдарм тыла операций Германии в Северной Африке и прикрытие Италии были обеспечены.
*
Сложная это страна. Чужим – дикая.
Каков был оккупационный режим? Как везде – не высовывайся! Было греческое правительство. Из около 6000 человек, сотрудничавших с немцами, сформировали несколько «тайных батальонов», в сентябре 1943 г. объединённых под командованием группенфюрера В. Шимана (в СС служили 1000 греков), добровольцы также вступали в полевую полицию, являвшуюся частью немецкой ОРПО. Они позднее помогли британским войскам в борьбе против коммунистов в гражданской войне 1946-49 годов.
Сопротивление было объединено в две группировки: EDEC - 3000 человек и ЕЛАС – прокоммунистическая народно-освободительная армия, общими силами в 20 000 чел, враждовавшие между собой (им было не до немцев). К 1944 году ЭАМ – народно-освободительный фронт объединил около 1 миллиона членов, коммунистическая партия насчитывала 400 тысяч, ЭПОН – молодежная организация имела до 400 тысяч.
К лету 1944-го 125 000 партизан (50 000 в активных отрядах) держали под контролем более 2/3 страны. Нужно было что-то делать! 6 августа Уинстон Черчилль министру иностранных дел Идену писал: «Действия ЭАМ абсолютно нетерпимы», а через месяц для последующего занятия Афин начали подготовку 10-12 тыс. солдат. Черчилль планировал «как только 1500 альпийских парашютистов захватят десантную площадку, греческое правительство (находившееся в эмиграции в Лондоне) прибудет почти немедленно и уже через несколько часов оно должно функционировать в Афинах».
10-11 ноября последние немецкие солдаты покинули Грецию и скрылись в Югославии. Британские войска заняли Афины и Салоники, но остальная территория находилась в руках «левого» крыла Народно-освободительного фронта. Назревала катастрофа. После расстрела демонстрации ЭАМ 3 декабря (23 убитых и 150 раненых) на следующий день начались бои британских войск с отрядами ЕЛАС. Английская авиация бомбила Афины...
Разгорелась гражданская война, в которой англичане поддерживали «антисоветское» движение. Советский Союз – «своих». Греция спаслась от «красной чумы», а 150-200 тыс. греческих красных нашли политическое убежище в СССР.
Потери Греции в войне составили:
68 276 военнослужащих, в т.ч. до 20 000 убитыми, 49 933 ранены, 1986 пропали без вести;
с 1944 по 1949 гг. (партизанская война коммунистов): 55 527 в/с, в т.ч. погибшими – 15 969, ранены – 37 557, пропали без вести – 2001. Итого погибли от 77 до 88 тыс. в/с и от 155 до 325 тыс. гражданских лиц, включая 60 тыс. вывезенных в Польшу евреев, потери партизан с 1940 по 1949 гг. - 50 тыс., убитого населения: Болгарией – 40 тыс., Германией и Италией – 30 тыс. и вывезенных в эти страны - 90 тыс. греков.

6 октября
Утро полное солнца и свежего морского бриза.
Восход – розовоперстая Эос,
Не солнце, а на колеснице Гелиос!
*
Поспешаем - этот переход Манемвасия-Каламата-Пилос-Метони самый длинный – 239 километров.
Названия отелей и заведений – прогулка по мифам и истории Греции: тут Менелай, Одиссей, Перикл, герои и боги.
Боги должны были быть именно здесь! В колыбели западного мира – Греции. Людей было мало и тогда они были «домашними» - близки и понятны. Кто – ручья, кто – холма. А главные – Зевс, Посейдон или Меркурий отвечали уж за целые области «народного хозяйства». С ними можно было договориться. И им с людьми было интересно. Гиганты были, герои как Геракл, мутанты типа Полифема. Разные твари. Густо было. Всё ушло...
*
Русских здесь не бывало ещё, и многие удивляются – «Раша»? Мы бросаемся в глаза – в «броне» будто.
Вот наша троица:
Сергей – «Радж Капур» (за вид и манеры) – наш начпотех
Володя – «Дедушка морской ёжик» (подвид рыгающий) – штурман и квартирмейстер
Андрей – «Пиноккио» (злобный) - начпотыл
Так и едем. Переругиваясь. Они капризничают и спорят всю дорогу. Две темы: не туда свернули-проехали и хочу есть. Я на заднем сидении – в наблюдениях.
По пустынной двухрядке – всё выше в горы накручиваем спирали.
*
По пути сражены видами - бухты! Ах ты!
Заправляем машину, условившись треть бака оставлять про запас. Не то, что АЗС редки, цены отличаются: на островах и горах дороже. В среднем 95-й без добавок – 1 Евро, есть дизель и 100-й.
Вот и пещера Диру – кристально чистая до невероятности вода и причудливые роскошные сталактиты и сталагмиты. Хотя мы в спасательных жилетах и у стен плотики – под утлой лодочкой бездна. Над головами – толща. И буквально миллиметры до острых камней. Страшновато: видимо вода поднялась и нам не дают касок. 1250 метров на лодке, 350 пешком. Через полтора часа, покинув туннели, купаемся на чудесном пляже.
*
Рыбный ресторан без меню. Едим жареных барабулек и кормим головами кошек. Умная одна. «Кивун». Так и показывает мордочкой и глазами: требовательно посмотрев, и, поймав мой взгляд - эй, ты, бери, бросай мне на пол.
*
Уже ночь – южная, чёрная. Бац, городок, освещённый огнями - Пилос. Набережная полная лодок и яхт, оживлённо. В магазине закупаемся водой. В туристических местах она по 1 Евро бутылка, здесь за упаковку из 6 – 1,20! Пить хочется постоянно - высоко и жарко, днём даже включаем кондиционер.
Вобщем, закупаться стоит в супермаркетах – выгадать можно до нескольких Евро.
*
Вползаем в Метони. Отель за отелем - лучше и лучше. В отеле «Серато» - они практически повсеместно семейные, нас ждёт пожилая чета, распахивая все двери. 82 Евро. Опять одни. С балкона красивый вид на крепость. Ужинаем в рыбной таверне, наслаждаясь вкусным домашним вином и жареными рыбками.
Ионическое море вяло плещется в бухте. Здравствуй!

7 октября
Нам третий рывок из Метони в Киллини - 197 км.
Трое и утро. Посещаем крепость Метони, расположенную на краю мыса. Впечатляет – такую не просто взять! Но осмотр не долг – спешим: вечером паром на Закинф. Остров черепашек.
Минуя Пилос, останавливаемся в песчаной лагуне, столь красивой на открытках – теперь пустынно, заброшено, ленивые рыбаки. Не сезон. Я один «мочу ножки» и следуем дальше.
*
Заезжаем в Олимпию. Здесь зажигают олимпийский огонь, разнося его по миру. Три тысячи лет назад было всё иначе: целы дворцы, атлеты – живы и судя по реконструкциям - красиво неописуемо. Сейчас я на развалинах. Огрызки колонн... В платановой роще меня клинит – где же Наяда?
Час на всё. И среди многочисленных туристов мы носимся по развалинам. Однако после Италии и Помпеи удивить уж нечем. Музей – интересен, подробен, обстоятелен. Столь наделали греки, сколь утаено в частных коллекциях, сколь пропало – и нам досталось!
А на этих развалинах, тенистых за счёт раскидистых сосен – мне холодно. Озноб. Без тебя. Я вял и приспущен.
х
Тысячи лет до нас,
Тысячи будут после...
Мы же - здесь и сейчас,
Как не исчезнуть просто?
хх
Остро тебя не хватает -
Моей половины жизни...
Как время быстро тает…
Ещё, ещё пожить бы!
*
Прибыли в Киллини во время. Оплатили паром. Есть время пообедать в одной из многочисленных таверн. Смачно сидим. Упруго. Закупились с тележки помидорами за 1,5 Евро/кг.
Пришло время - всё налажено: на паром въезжают машины, входят люди. Чётко.
Мощный паром – едва заполненный людьми и машинами, за час доставил нас на прелестный Закинф. Где мы, уже подуставшие от пробегов, наконец-то «расслабили булки».

Закинтос таун
Мест, верно, лучше не найти!
Как жаль, что я не бог!
Ах, если б только смог
Тебя сюда перенести!
*
Городок Tsiliki. Отель «Занте калиника», чей хозяин Сирпос нам «беспощадно» рад. Пусть всего 70 Евро в сутки - главное, ещё заработать можно, пока не настало время сбора урожая олив. У нас и разговаривать не станут! В нашем распоряжении два больших номера с общим балконом, с которого отменный вид на весь городок и рощи олив. Мы одни у него. На те вам – бананы растут у бассейна... И не те, ватные палочки – сочные, сладкие, толстенькие. Обслуживает сам, радушно потчуя – столько всего в баре осталось! В ответ одарен банкой икры. Что это? У, супер!
*
Образовался распорядок дня:
-лёгкий завтрак или просто кофе
-обед от 2 до 4 часов пополудни
-ужин с помидором, оливками, вином и сыром.
А то – добротная, здоровая еда. Вездесущий греческий салат: крупно нарезанные помидоры и огурцы, красный лук, заправленные оливковым маслом, пласт сыра и несколько оливок. Он и отличается разве что вкусом оливок, лука и сыра. Ещё пара непритязательных салатов – из курицы и тунца.
«Сувлаки» – неплохие шашлычки, из курицы или свинины, весьма вкусная запеканка «мусака». Что-то из тушеных овощей. Рыба на гриле и на нём же восхитительные щупальца осьминога –7-10 Евро. Всё свежее!
Бодрящая «Фраппа» - взбитое кофе со льдом.
Супы – нетипичны и соусов нет, кроме «сацики»: на полкило нежирного местного йогурта по 1 чайной ложке уксуса и оливкового масла, соль, приправы, немного тёртых огурцов – маринованных или свежих, иногда чуть чесночку.
Повсеместно к кофе или обеду – вода, а к пиву и кофе – снеки подают бесплатные, иногда забывая - нужно напоминать.
Хлеб – повсеместно свежий и вкусный. Напитки – пара сортов греческого пива: «Мифос» и «Алфа», несколько импортных, и главные – коньяк «Метакса» (милейший 7-ми звёздочный) и разнообразных сортов анисовая водка «Узо». Водка такая, что закусывать или запивать не надо – ешь её так! Местные разбавляют водой, она мутнеет, приобретая вид раствора. И множество вин – как бы Италию они не переплюнули!
Бюджетно выходит: на троих, с литром вина, кока-колой, греческим салатом и тремя «вторыми» - чуть более 30 Евро. За 50-60 – не съесть уже. Убийственная кормёжка - размер стейков потрясает. Взял как-то «гирос» - блюдо, полное мяса, картошки и овощей, и половину отдал кошкам, что при тавернах во множестве.
*
За завтраком – про себя расскажи! Сирпосу участок достался от родителей, теперь его семья – жена и трое детей владеют плантацией олив и отелем; «раскрутившись», он добавил третий этаж. Отличный отель, хотя и не в первой, а даже третьей линии (5 минут до песчаного пляжа). Государство даёт заработать. После сезона – расчёт. С суммы выше 25 000 Евро платят налоги. Само собой - с продаваемых продуктов и выпивки (8 и 19% НДС). Отдельно платит за электричество и воду, с которыми, судя по всему, проблем нет. Конечно, нужно получить разрешение на строительство (45 000 Евро), заплатить архитектору, составить бизнес план, сделать взнос за вход в туристическую систему... Но, подъёмно это, вполне.
Вот и цены: вилла 120м3 – 150 000 Евро. Ему этаж отеля обошёлся в 500 000 Евро. Со всеми делами. Продумано всё и экономно - на крышах солнечные элементы.
Вообще, установлена твёрдая цена на спиртное и сигареты – продавцы берут их у «оптовиков» и за счёт вала – неплохо зарабатывают. Сколько? 10 центов с пачки сигарет и чуть более с бутылки (хозяин магазина в Афинах).
Сирпос завидует нашим путешествиям – сам лишь в Афинах был. Некогда! Греки далеки от всего «наносного» - работать надо! Зарплата в 700 Евро считается хорошей. Разговоришься, и тебе сакраментальный вопрос: у вас всё есть, а вам плохо? Что ответишь?
Мы готовы сюда вернуться, а он нас принять.
*
Везде каменистые пляжи и тут – счастье: в супермаркете тапочки для сёрфинга. Они спасли меня! Как я ранее не додумался! Прыгаю по каменюкам – накося-выкуси!
Есть и песчаные пляжи, но они с водорослями и вода мутная. И мелко везде.
*
Экскурсий в сезон полно, особенно славится посещение черепашек, но теперь осталась лишь обзорная вокруг острова. Её и берём - с 8 утра до 5 вечера. Делаю бутерброды, запасаемся вином и водой.
*
Мест всяких много, но мы зависали в двух коктейль барах – «Френдс» и «Арк» (там рулил похожий на Джигарханяна бармен), переименованных нами в «империя зла» и «обитель демонов».
Был настоящий угар. Это не опишешь! Раскованность едва не перешла пределы разумного. В сезон – видали и не такое! Но, за леностью, попытки нашего «Радж Капура» кого-то подцепить тщетны. А мы злорадствуем!
Попался - сроду не пил коктейлей, а тут два... Первый – «Зорбас»: узо, кюрасао, гренадин и апельсиновый сок, второго не помню.
Подбадриваемые виртуозами барменами и обалденной атмосферой, здесь оттягивается вся планета (ни разу даже намёка на «непонятки», хотя люди «убираются» в хлам). Мы – выделяемся, это явственно видно. Сергей покорял британок руладами караоке, я поизвивался под «Депеш» и «вскрыл мозг» парочке соседей (когда слова иссякали, мне помогал Сергей). В полубезумии выхожу в интернет, и монетку мне суёт немец.
-Евро за дедушку...
В 4 утра, обдолбившись о двери (ключами от них всегда владел Володя), едва вползя, отрубаемся. Креветками на одной кровати.

8 октября
В 7 утра Карида нас мстительно и громко будит душераздирающими воплями – Пора! Вставайте!
Сур-ровое утро. Хлебнув кофе в растерзанном вчерашней вечеринкой баре – в путь. Наши попутчики выглядели, как я себя чувствовал. Будто слёт уродов: колченогие, кривозубые, корявые и дебелые – полный корабль! Оказалось, в это время обычно отдыхает деревенщина из Ирландии и прочих удалённых мест. Кошмарило от них страшно. А экскурсия понравилась: и покупаться давали, швартуясь то у скалы, то у бухты и видами - наслаждая. Я сначала стеснялся (не в гальюне же переодеваться), а потом полез в «слипсах» – ну не хуже их я выгляжу!?
Бабищи, туго стянутые бикини, были откровенно жирными. Да, мы такие. Но мы не виноваты. Природа. Угу. Объяснение простое: не успел корабль отплыть, как за «хотдогами» выстроилась очередь, и всю дорогу лишь мелела иногда. А на каждой стоянке стюарды сбивались с ног, разнося горы картофеля фри и котлет. Вот так!
Заняв места на корме – полакомились припасами, распив бутылку вина. И наши аскетичные фигуры (особенно 30-ти летнего Сергея) стали вызывать интерес многих «вдовушек», в большинстве путешествующих отдельно. Две попытались сблизиться – типа, у нас еда осталась, не изволите ли…
«Пидорки, не иначе», - думали они, заряжаясь очередной порцией пива и картофеля фри.
Как мне все надоели за это путешествие! Правда, когда кончились сигареты, на корме я нашёл парочку – не в пример остальным: поболтали, и раздобыл сигарет.
Уф! Сколько всего: и вод, и пещер, и красот. Они насытили нас, и мы приближались к порту. Сколько раз Овидий пожалел, что здесь без Наяды!
...Вытащив два огромных ящика с надписью «Типс фор крю» (чаевые команде) – причалили. Подавали худо.
*
Вечеряем в одной из многочисленных таверн. Отвально.
*
«Дедушка ёжик» – спать, а мы бредём в «кондитерку», где, зная русский (от подруги), но, не умея говорить, комично пытается объясняться гречанка, залезая от усердия пальцами в рот.
Ночь благодатна: множество цветов и каждый в моём воображении превращается в твой облик. Их ароматы и красота сводят меня с ума. Расцветает «ночной люлюдень», чей запах буквально дурманит.
Стиснув зубы бреду спать.

9 октября
Спим плохо: мне снятся не сны, а фильмы, Сергей стонет во сне (бабы снятся), Карида храпит (не безбожно); зато с 7 утра ёрзает «молнией» сумки, и, матерясь, всё утрамбовывает подарки, затем «пиликает» фотоаппаратом, удаляя не нужные фотографии.
Сколько мы ещё продержимся?
*
Путешествуем по острову: обедаем в семейной таверне, где - единственных посетителей за последнюю неделю нас обслуживают по-царски. Когда, насытившись (с призовым поллитром вина), отползаем, угощаю сигаретой хостесс.
-Крези фемели, - она кивает на семейство, околачивающее оливы на расстеленные сети.
-?
-Из Албании я. Вышла за грека. Пипец. Эх... - жадно курит, «шифруясь».
Бабушка «чекирует» её.
Фотографируем сбор олив. Семья позирует – «тупари» нас снимают: не видели что ли?
-Возвращайтесь! – призывает она.
То-то Сергей рвался ещё там пообедать...
С острова уехать никуда нельзя, но заблудиться – раз плюнуть. Что мы и сделали, и, впотьмах проплутав, каким-то чудом выехали прямо к отелю.
Спа-а-ать...

10 октября
По утрам сыро, но в 7-30 появляется солнце и всё налаживается. Воздух - 28-30 градусов, вода – 22.
*
Купаемся в бухтах с высокими отвесными бортами разноцветных скал. К некоторым и не подобраться на машине. Одну нашли – сероводородная. Не взяв плавок, полез обнажённым. Плевать! Снял трусы и хожу без них. В шортах. Плавки в карман – отдых.
Ужинали жареной рыбой. Выбор не богат - рыбачат, но улов скуден. Съели уж всю рыбу.
Потом купались в другой бухте – там было людно, и я постеснялся, взяв трусы Володи. По размеру и состоянию - мне, будто женские были.
*
Мы собирались посетить Крит, и, слава Богу, не сподобились: слишком там туристически и нашими протоптано.
Исторический остров, прямо скажем: в 1941 г. для его захвата немцами была разработана операция «Меркурий» - бог в крылатых сандалиях. А? Располагаясь на пути снабжения сил «оси» в Северной Африке, Крит имел большое стратегическое значение и стал полигоном, на котором немцы наиболее массово и в соответствии с предназначением применили воздушно-десантные войска - господство противника на море исключало со стороны немцев нападение с воды. Такого ещё не было! В плане его подготовки в конце апреля 4-м ВФ - 8 и 11-й немецкие и 5-й итальянский авиакорпуса провели воздушное наступление, вынудив последние 7 английских самолётов бежать в Египет.
Крит спешно укрепляли. Оборона острова, состоявшая из 3 пехотных батальонов (гарнизон 5000 чел.) теперь была значительно усилена – десятки самолётов и пушек, 9 танков; подходили всё новые части, отступившие из Греции. Вокруг Крита развернули 4 отряда британского ВМФ - 4 линкора, 9 крейсеров и более 20 эсминцев.
Если к маю 1940-го на острове находились около 27 тыс. солдат, то теперь к ним прибыли 32 тыс. английских, новозеландских и австралийских солдат: 19-я австралийская пехбр (Георгеополис-Ретимно), 2-я новозеландская ПД (Мареме-Галатас), 14-я пехбр (Гераклион), мобильная морская база (Суда бей): 1 полк ПВО – 16х40 мм, 16х3,7 дюймовые, 10х3 фунтовые (5 зенитных батарей), 1 полк БО – 4х6 дюймовые, 2х4 дюймовые, 2х12 фунтовые пушки; 8 средних и 17 лёгких танков, 45 полевых орудий, 2 сводные греческие дивизии из 11 батальонов (слабо вооружённые) – 11-14 тыс. чел., греческий король и охрана, несколько десятков самолётов. К 19 мая 1941 г. на острове находились до 43 тыс. солдат.
Для нападения с воздуха предназначались: штурмовой воздушно-десантный полк, 7-я авиадивизия и 5-я горнострелковая дивизия, как посадочный десант; полк 6-й ГСД и приданные части: связи, сапёрные, медицинские. Всего 25 000 солдат: 16 000 в первой волне с воздуха и 7000 с моря. Поддержка с воздуха возлагалась на 8-й авиакорпус, задействовавший 430/433 бомбардировщиков, 180/235 истребителей, 40/50 разведчиков и 11-й АК – 600 транспортных Ю-52 и планеров DFS-230, «значительное число» буксировщиков планеров.
20 мая началась беспримерная битва. Более недели боёв стали жестоким испытанием для немецких парашютистов - не раз ошибались с высадкой, разбивались при посадке, уничтожались в воздухе; помощь приходила неравномерно, целые подразделения исчезали под огнём крепко державшихся обороняющихся. Посылаемые по морю конвои пострадали не менее тяжело: 1-й с 21 на 22 мая из 20-25 судов (4000 чел.), прикрытый итальянскими торпедными катерами был разгромлен - на дно пошло 15 судов и 2331 немцев; 2-й из 4000 солдат на 30 судах понеся потери, вернулся, и только 3-й (с 27 на 28 мая) - части 50-й ит. ПД (2585 чел., 13 лёгких танков, 24 миномёта, 12 орудий) на 15 судах, был особенно сильно прикрыт (1 эсминец, 3 торпедных катера и 6 подводных лодок) и избежал участи предшественников. Он решил дело.
Парашютисты были упорны и выцарапали победу. Противник дрогнул и начал эвакуацию, прошедшую под ударами с воздуха - Люфтваффе расстарались так, что 28 мая из-за постоянных атак английские корабли покинули место дислокации, потеряв 2 крейсера и 1 крейсер ПВО, 6 эсминцев и 29 судов; 17 кораблей - 1 авианосец, 2-3 линкора, 6 крейсеров и 7-9 эсминцев были тяжело повреждены, погибли 2000 моряков (потери Средиземного флота с 19.05 по 01.06. - 1828 офицеров и моряков погибли, 183 ранены, 300 пленены) и много тысяч пытавшихся спастись.
Всего из 42 500 чел. в Египет удалось эвакуировать 15-17 тыс. солдат и 4000 греков с королем и свитой; в Александрии спасся и греческий флот - 1 крейсер, 6 эсминцев и 4 подводные лодки. Зато пришлось бросить «всю технику», а потери в ходе эвакуации составили 16 000 чел. убитыми и пленными.
1 июня битва за Крит закончилась, принеся немцам кроме успеха и оглушительные, испугавшие руководство потери. Общий урон составил около 7500 человек (3800 убиты и 3400 ранены, ВВС - 311 погибших и пропавших без вести): 3022 убитыми и пропавшими без вести в 7-й АД и штурмовом полку, 652 в 5-й горной и 126 чел. в корпусных частях; непосредственно парашютисты потеряли 1915 убитыми, 1759 пропавшими без вести, 1632 ранеными (рапорт командующего операцией ген. Lohr). Из около 530 Ю-52 и 70 планеров DFS-230 остались 185, а общий урон достиг 350-400 самолётов сбитыми и повреждёнными (половина транспортные и планеры), десятки машин списаны.
Общие потери противника составили около 25 000 человек. 7233 убиты, 3191 ранены и 13 995 пленены.
Да, победа далась тяжело, но в любом случае морской десант занял бы больше времени (если вообще состояться мог) и обошёлся бы дороже! Молодцы немцы! Всегда здорово воевали! Однако на Мальту сил уже не осталось.
*
А мы купаемся в Закинфском заливе. Как хорошо на этом острове!

2 глава. Эпическая сила
11 октября
Разомлев от отдыха, выбиваемся из графика. Нужно ехать, а то «залипнем». И так вместо трёх дней здесь уже четыре.
Снова рано встаём.
Я срезал ветку зелёных бананов и, прикрытая полотенцем, она путешествовала со мной на заднем сиденье по всей Греции; в Афинах, отделив от стебля – вывозил, набив большую сумку. Смеялись с инспектором на досмотре: во, хитрец ещё один – наркотики думал вывезти. Взамен с запиской Сирпосу оставляю в холодильнике полный пакет найденных в оливковой роще серых сыроежек и добротных чистых моховиков (Карида отметился несколькими трюфелями).
С явным сожалением покидаем остров. Тоскливо...
Отплываем из Агрио Николаус. Раннее утро. Рыбаки на набережной. Сонно и пустынно. На островах жизнь замрёт 25-го с последними паромами. Далее только катером или самолётом.

На пароме (Закинф-Кефалония)
х
Море только вокруг
Волны слагают стихи.
Милый мой, нежный друг,
Как же мы далеки!
хх
Думаю - каждый час!
Что там! Уже - минуты.
Как же без твоих глаз -
Трудно и не уютно...
*
Паром ходко идёт, утюжа воду. Минуем Итаку, царём которой был тот самый Одиссей. Каждому острову был свой царь. Итака не большая – не мудрено, что в Трою он собрал пару десятков бойцов и корабль.
*
Паром подошёл к пустому причалу. Я понял: отпуску конец.
Едем в столицу острова Кефалония - Аргостоли. Он напоминает Ялту – так себе. Здесь порт. Сезон уже закончился. Сувенирные лавки закрыты. Выделяемся среди толпы – последние отдыхающие.
Селимся в центре города, обследовав три отеля и выбрав «Иониа» - 90 Евро: «скаут кемп» - три кровати, окно в переулок.
Подвели баланс за неделю - нужда постучалась в наши двери. Нужно тормозить с расходами! Придумываем варианты разбогатеть: например, направить Володю в подаренной жене чёрной тунике в клуб «Бед бойз», пойти по помойкам (на них промышляют местные цыгане, вывозя «полезности» на раздолбанных джипах), начать торговлю сувенирами и «трофеями». Всё подбирали - и интересно и полезно, как найденная роскошная тарелка в оливковой роще или нержавеющий поднос, и ещё: бокал, две рюмки для узо, две кружки, креманка, сланцы, деньгами – 2,05 Евро, ложка.
*
От столицы в любом направлении 10-15 минут езды. Исследуем окрестности. Какие бухты! Тут и дивное место - отель «Белая скала». Сосновая роща на краю скалы. Удобства всякие. Песчаный пляж.
*
Мы на грани:
-должны все иметь возможность вести машину
-решения принимать по очереди
-каждый платит за еду сам
-брать как можно меньше одежды с собой (лучше постирать на месте)
-не ходить всё время вместе (на СМС Вадима – «как, не надоели ещё друг другу?», я ответил – «Обрыдли!»)...
Вестимо, ничего не напишу. Черновики двух эссе и 4-й книги лежат мёртвым грузом. Не до них!

12 октября
Ночью проснулся от шума дождя и понял – теперь и погоде, балававшей нас до сего момента, конец. Тут ещё сон – «Пункт назначения». Серые тучи заволокли небо и притушили день... Кашляем, запасаясь в аптеке таблетками. Как на карусели: дождь, солнце. Зато тепло.
В городском храме – ставлю свечу и жертвую 500 рублей. Свечи не продают – бери, у икон их не ставят – в заполненные песком чаши.
*
Едем в Луксори – на другой конец острова. Магазины поразили дешевизной – на 10-30% ниже цены, чем в столице. Отели закрыты. Ни души.
Искупавшись на отличном пляже с красным песком и цементными скалами, лакомимся хлебом, помидорами и припасённой копчёной рыбой (с двумя маленькими червячками в молоке, что – «чёрт тебя дери, наш исследователь, на х... ты туда полез», я обнаруживаю в молоке) и запивая узо. Сергей «крестьянство» не любит и на его лице едва скрываемое отвращение.
*
Вечером в Семи – на другой конец острова. Путь длиннее, но интереснее. Спирали серпантина начинают пугать, но Сергей справляется. Однако видно – «сдувается» уже... Кто поведёт?
Теперь в Митросском заливе купаемся.

13 октября
Отдых уж утомил нас. Хочется домой...
Всё близко – полтора часа из конца в конец и мы быстро объезжаем Кефалонию. Снова купаемся в бухте «Белая скала». Пустынно. Штормит. Собираем «артефакты». Посейдон наслал на нас Зефира – пора, вам, ребята.
Едем в Порос – на разведку: порт на месте.
*
Гуляем по ночным улицам Аргостоли, тормозя то там, то здесь – выпить кофе и рюмочку «Метаксы», но уже не «прёт», и, чтобы занять себя ищем «тушёнка» - «мясо в желе». Находим «мясо мяч».
*
...Стоны из соседнего номера живо ввели меня в беспокойство - я заметался. А ночью, пришла Наяда – желанная, изысканно красивая. Я достиг вершины.
Дежавю уже постоянно. Что не увижу. Тоскую. Стоило тратить время, чтобы уехать и тут же стремиться обратно?
Так бывало уже не однажды,
И так будет, пока быть живым -
Я умираю от жажды
К прекрасным губам твоим...

14 октября
Подъём в 4-45. Глаз коли! За час добрались до порта Порос. Паром уже тут – гигант! Он уже не то что, полупуст – гол. На 9-й палубе сочиняю стихи. Зябко.
1,5 часа и мы в Киллини. Высадились. Несколько машин и мотоциклов быстро исчезли. Пипец! Всё выглядит заброшенным. Сотня километров пред нами. Пасмурно. Виллы закрыты. Отели пустынны. На берегу подбираю кусок мрамора. Он в коллекцию: янтарь, камешки, ракушки, травяные шарики, которые на дне скатываются течением и в огромном количестве усеивают участок пляжа, где живут черепашки, кварц, отбитый от огромного валуна при помощи камня.
Нас явственно «мажет». Устали. По чудо мосту пересекаем Коринфский залив. Скрипя зубами, отдаём 11.70 Евро за проезд.
И снова жизнь – солнце, горы, перевалы. Береговая линия здесь достаточно полога, изрезана множеством бухт с отелями и пляжами при них, мелкие островки недалеко от берега так и манят.
*
Случайно заехав в Галаксиди – остаёмся. Прелестный город. С большим красивым храмом. Сосновый лес на мысу. Вода кишит анчоусами, камни – морскими ежами. Крабы перебегают. Уютная бухта, полная яхт. За обедом общаемся за жизнь с семьёй американцев из Лос-Анджелеса.
Пообносились уже: у меня порвались в конец кроссовки (их заклеил) и шнурки, которые я заменил по астигматизму свекольно-красными. Такой много не даст! «Давай дисконт!» – кричат они и застиранная котомка, в которую превратилась брезентовая «сумка-кормилица».
Выбираем отели как «в сору роемся». И здесь – пожилые греки, как один бывшие моряки: «русси, лублу, Архангельск ходил...»
Устраиваемся за 45 Евро в «Галаксидион».
*
Вечером я в последний раз купаюсь. Везде отметился – на сей раз в Коринфском заливе. Как глаза Наяды - бирюзовая вода.
*
Посещаю храм. Патер (словно наш мастер с завода в ситцевом халате и очках на макушке - только берета не хватает) в это время общается с мамашей семейства, что скромно тусует рядом. Дочке их лет пять. А в храме: для каждого своё место. Устроенность. Из Византии все вышли, только мы куда-то не так свернули.
Заметив меня, патер вопрошает: Итальяно? Поляк? Румыниян?
-Раша!
Он искренне удивлён. Я, помолясь, ставлю одну и беру другую тугую свечу. Патер молчит, провожая меня взглядом. Так хотелось с ним поговорить (15 минут ждал), и в этом укрепил меня отец семейства: не в языке дело, в голове и душе... Я знаю, но Сергей уже истоптался у входа.
Эту свечу я поставлю, объяснив, откуда она, в нашей церкви. Отдаю её по приезду нашему батюшке.
*
Случайно набрели на семейный магазин: у них пасека и полки ломятся от «кондитерки». Такой, что нам в городе-механизме никогда и не отведать. К нам жадно бросаются и потчуют, потчуют. Сергей идёт в отель и будит Кариду, приведя с собою. Греки, как правило, не говорят по-английски – привлекают толмача.
Им оказывается Светлана. 30 лет. Типична: чувственный подбородок, утолщённая нижняя губа, причёска… 5 лет здесь. Муж рыбак. Вот его фото с гигантским тунцом. Ребёнка недавно окрестили в том храме. Через полчаса пойдёт его встречать с моря. Говорит с заметным акцентом.
По ней видно – «кончит» сейчас, увидев соотечественников. А хозяйка магазина – её свекровь. Густится в углу. Бдит.
-Греки вообще поколачивают жён. Замечает Карида.
Мы закупаемся: настойками и вареньем, типа из моркови. Ух, вкусное! А что: тёртая морковь, мёд, корица, гвоздика. Супер!
Света показала нам «лучшую рыбную таверну», где мы поставили рекорд – 70 Евро! А я съел вторую банку маринованных опят (первая не доехала, скиснув), искренне предлагая местным отведать. Они шарахались в ужасе…
*
Ночью возвращаюсь к храму. Он закрыт, и я брожу по городу, прислушиваясь к жизни за ставнями. Здесь уютно. В любом городе – тесно живут: умер кто или родился – на столбах памятки развешивают. Время остановилось.
Слезлив от переполняющих чувств, в бухте кормлю уточек семечками, что они, под присмотром селезня, жадно поглощают. Выливаю бутылку «Роболы» с Кефалонии – Посейдону. Спасибо тебе, добрый бог!
В холле отеля – вяжет для семьи администратор…
Умиротворение.

15 октября
Утро – ненастное. Беспощадный ливень выгнал яхты в море, и бухта опустела. За нами будто сезон закрывается.
На автопилоте – уезжаем. В Афины. Снова сотни километров. Увы, на Фермопилы времени нет. Но через Патры – заскакиваем в знаменитые Дельфы. Увы, мало что от них осталось. Ежась, осматриваем комплекс. Сыро, неуютно. Многое закрыто. На музей просто нет сил. У Сергея уже жёлтое лицо...
Парнас – величествен. Туманен. Закладывает уши от высоты. Минуем сонный большой Arahovo - город ткачей и деревянных дел мастеров, чьи двухэтажные дома уступами красиво расположились на склоне горы.
Дождь льёт не переставая.
*
Развиднелось к Фивам, и, облазив полгорода, обедаем в таверне: старики размерено потягивают узо и неспешно болтают, обсуждая новости, которые преподносят вездесущие телевизоры и толстенные газеты, за чтением которых можно провести весь день.
Сергей кладёт ключи от машины на стол и заказывает пиво:
-Всё, я более не могу...
«Дедушка ёжик», проглотив проклятия, берёт ключи.
*
К вечеру въезжаем в Афины, попав в сумасшедший поток движения: особенно досаждают многочисленные мотоциклисты. Для них правил и вовсе не существует! Как и дорожной полиции.
Афины живо напомнили Неаполь – старинно, мусорно, расписано всё – от пола до стен. Зелено. Живо.
Поселились – «Бест Вестерн Музеум хотел» - 90 Евро. 613-й номер. Наши были здесь – на перилах балкона леска, и я ей сразу пользуюсь, устроив постирушки.
*
Двигаем в археологический музей. Лишь благодаря мёртвым – знаем . Очень трогательно провожали людей в царство Аида. Красиво. Художественный уровень статуй и панно потрясает. Некоторые скульптуры, смеюсь, неоднозначны. Тут и причёски интимные. Греки, похоже, как и римляне следили за волосами на теле. Сатир был в чести. Любите! Живите! При таком климате и изобилии – это легко. Климат главное - тут только неуютно в декабре-январе, а затем – снова хорошо.
Черепки бережно собраны. Полно амфор, предметов быта. Но как-то не то... Если сравнивать с Римом – тут по-деревенски что ли.
Отсюда многое пошло – театр, геометрия, демократия. Многое здесь зарождалось. Была неплохая военная организация, позволившая бить варваров, к которым причисляли персов, например. Понятно: профессионалы против армии милиционного типа. Но римляне оказались сильнее.
Крон властвует над всем – всё стирает время, оставляя нам развалины и память. Давно это было – сотни лет до нашей эры...
Слишком много всего! Мы пресыщены увиденным.
*
Наши попадаются везде - в городском парке ищем статую Афины. Лавочки со стариками. Мамочки с детьми. Скорее для блезиру вопрошаю впереди идущую даму:
-Сударыня…
-Я вас слушаю!
Смотреть, увы, нечего – всё на реставрации.
*
Выходим в ночь. Беспредел какой-то! Муравейник! Улицы полны. Намётанным глазом примечаю - «вмазываются» прямо на месте. Где присели. Прилегли. В парке прямо с газеты горку «кокса» разнюхивают... А что? Тепло. Уютно. Безопасно.
В ларьках, где продаётся всякая всячина – вместо дневных газет залежи порнографии. Причём в большинстве геевской.
Ошарашенные увиденным возвращаемся в номер. Я портье:
-Ни фига у вас тут творится…
Он понимающе улыбнулся.
Я знал – настанет время, когда не будет хотеться «внешнего воздействия» - наркотиков. Как отрубило. Странно даже - раньше я так и рвался к ним. Бросил типично. И что в них? Иллюзия. Вокруг столько всего! Зато обволакивает алкоголь – он всем нравится! Это – сложнее. Он не такой ярый. Доступен. Этапен.
*
Как убитые засыпаем.

16 октября или Athens nights
Утром шёл дождь и раскатывал гром. Улицы были свежи.
Нужно сдавать машину. Едем в аэропорт – тратим полдня. За 2 недели так уделали сиденья, но ничего, никому нет дела.
Дёшево! С каждого чуть более 1000 Евро и перелёт. Бензин обошёлся в 200 Евро, аренда «Форд фокус» в 575, трижды паромы – 150 Евро. Зато где только не побывали! 1870 км прошли!
*
Возвращаемся на метро – комфортно, однако, ближе к центу в полдень полон вагон. Выходим на станции Монастираки. Но вылазка на Акрополь срывается беспощадным дождём. Того и гляди беспощадные потоки смоют нас с холма. Промокнув до нитки возвращаемся в отель и тут – солнце! Карида скрежещет зубами.
Сергей уходит на обед, а мы с «трофейной» тарелки потребляем помидоры и нарезку «мортаделлы» с овечьим сыром.
*
Разные районы, как в любом городе.
С полицией так: это центральный район, а рядом с отелем и вовсе участок. Но им не до наркоманов – бунтует молодежь. Скверы полны, мегафоны, растяжки, плакаты, речи. О чём они? Воду мутят местные коммунисты.
Бродили по городу. Афины не многоэтажны, с извилистыми улицами и крутыми подъёмами. Семь холмов. Не застроены. Прямо оазисы и мы побывали на двух.
Греки и гречанки – характерные попадаются. Но мало, они уже размыты поколениями. И, типичным для всей Европы большим количеством всяких «нэ мэстных».
*
Нам не спится, и с Сергеем выходим в город, дойдя до храма Зевса – едва не на другой конец города, и, обогнув Акрополь, вернулись обратно. Там новый район – цивилизация. Нам – в «гетто». Едва полз обратно – думал, не дойду. Но собрался: ты же солдат, раз, раз, раз, два, три – задал темп. И пошёл, пошёл, пошёл!
Видим проституток – ярким, словно птицы отрядом, босоногие негритянки торопливо бегут «на место». Тут и полиция – в броне. Я пытаюсь снять, но мне строго:
-Но фото!
Уф. Уносим ноги.
Везде мусорно, заплёвано. На улицах спят.
Ноги буквально горели. Но дополз-таки до интернета в отеле и написал письмо...
хх
Ночи стали всё длиннее,
Вот и осень исчезает
Возвращайся поскорее -
Как тебя мне не хватает!

17 октября
Дождливо. Обречённо ползём на Акрополь. Вездесущие индусы (это их бизнес), за 4-5 Евро предлагают всем зонты (в городе стоят 2 Евро). Мы мокнем – денег нет. Вернее, свободных: на эту сумму мы затаримся в супермаркете нарезкой и вином.
Чуть смазанный накрапывающим дождём, с Акрополя прекрасный вид на Афины. Здесь – сплошные раскопки, оазисами среди них театр Диониса и несколько храмов. Парфенон и главный храм – разрушены. Уродовали их то христиане, то мусульмане, а добили византийцы (ядро из пушки взорвало пороховой склад, размещённый турками в Парфеноне), разграбили англичане. Теперь бесконечно реставрируют, вкладывая миллионы Евро и конца края работам не видно!
На улицах – канитель: юродивые, лавки, полные хлама «всё за 1 Евро», инвалиды, уличные музыканты и актёры; продают с тележек крендельки всякие и огромные каштаны. Вот где настоящий шопинг! Скидки. Дешёвое золото. Обилие одежды и обуви. Полно всего!
Посещаем многое – тут и парламент, университет, национальная библиотека. Всё стильно и красиво. Могила неизвестного солдата, у которой «голубиный царь» за 1 Евро продаёт семечки, на которые слетаются сонмы прикормленных голубей, а туристы, кривляясь, фотографируются у причудливо одетых караульных; резиденцию Шлимана – ему разрешили украсить её свастиками.
*
В субботу оживление на рыбном рынке – где же моя «кочегарочка»? Такого обилия достойных жертв аппетита я не видел с Испании! К вечеру на них и так дешёвых, сбрасывают цену вдвое.
-А может... - я думаю о кастрюльке или сковородке
-Нет! – в ужасе кричит Сергей.
Мне тяжело не «кулинарить», соскучился уже. Но покорно сдаюсь.
А мясные ряды? Тушки баранов и коз, со скальпированными головами, с которых страстотерпно таращатся огромные глаза. Брр.
*
Вечер. Мы – на охоту. «Дедушка ёжик» – матерясь, всё пытается убрать «трофеи» в сумку, привычно обвиняя нас то в купленных зря тапочках, то пропавших билетах, всё время обвиняя нас в своих промахах. Добило его то, что лукум выбросили на контроле в аэропорту Афин. На 18 Евро, - стенал он. «Попадос» никак не хотел отпускать!
*
Солнце зашло. «Ко мне упыри, ко мне вурдалаки!»
Ручьём течёт улица. Приметил парочку – присев на бордюр они как раз готовили раствор, зажав шприцы в зубах.
-Привет!
-Привет!
-Поможите страннику... Как бы не нарваться на дрянь!
-Конечно!
-Свободно?
-Угу.
-Чего не греем? Ложек не видно.
-Это ж кокейн… - девица, видать, вторую уж готовила заправить и смутно глядела на меня.
-Почём?
-Десятка. Вижу приятный парень – по глазам, с удовольствием провожу. Давай 20 Евро. Отведу к своему барыге. Хорошо будет.
-А марихуана? - спрашиваю я, вспомнив пареньков раскуривавшихся у Акрополя.
-Какая марихуана?! Кокейн свободно!
Ещё пара фраз. Протянул купюру. Рванули. Соседняя улица - кто уже, кто только. Группками барыги. А я его предусмотрительно хвать за лямку рюкзака. Он смеётся.
-Не б…!
Лица, фигуры, размытые силуэты. Минута и в моей ладони заветный шарик. Парень тут же исчез. А в моих глазах до сих пор стоит калейдоскоп из лиц, закатанных рукавов и штанин, шприцов, бутылочек с водой, пробок, в которых это мешается, «трупов» на скамейках и тех, которых «мажет». Они везде.
Если, как тут принято, «вмазаться» – унёсёт вовсе. Но нам сие не нужно – по ноздре пустим. До трёх утра в номере развлекали друг друга болтовнёй «за жизнь». Две дороги – всё успел. «Он» такой!

18 октября.
8 утра. Солнце. Лазоревые небеса. Как всегда – мы же уезжаем. Обратно в «гущу». Как бы остановить время? Будто и не было двух недель в раю. Только фотографии остаются...
Сумка тяжела, но я, удивляясь, вписываюсь в 20 кг. А за перевес нужно платить: 1 Евро/кг. А у «наших» и по 50 кг чемоданы!
«Дьютик» дорог, особенно сигареты. Монополия.
Почему-то рады взлёту. Навстречу холодам, дождям... Зато там ждёт меня Наяда!
*
Греция – чудесная страна, при первом же прикосновении оправдавшая знаменитое изречение – в ней всё и всем есть. А почему должно быть иначе? И это, наконец-то то место, куда хочется вернуться!

Ноябрь 2009
Это текстовая версия форума, возможен только просмотр основного содержимого сайта. Для просмотра полной версии этой страницы, пожалуйста нажмите сюда.
Invision Power Board © 2001-2018 Invision Power Services, Inc.