Суббота, 13 Ноября 2004


С. БУНТМАН – У нас "Код доступа", мы им владеем и Юля Латынина по телефону.

Ю. ЛАТЫНИНА – Добрый вечер. Очень рада, Сергей, что вы меня страхуете. Еще раз прошу извиниться перед радиослушателям за то, что я веду передачу из такого прекрасного далеко – из Дагестана, где собственно буквально час назад наступил один из главных для мусульман праздников – Курбан-байрам, и самое смешное, я смотрела, как тут празднуют и думаю, что, наверное, здесь празднуют Курбан-байрам гораздо больше людей, чем стали бы праздновать День Казанской Божьей Матери, который Православная церковь 4 ноября хочет объявить всенародным праздником. Православной церкви, конечно, стоило подумать о том, хочет ли она, чтобы Россия оставалась многонациональным государством. Впрочем, добрый вечер, радиослушатели. Я надеюсь, что слышно меня нормально, я говорю из хорошей радиостудии, мы постарались.

С. БУНТМАН – Юля, можно сразу несколько вопросов из Интернета, которые пришли.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да, собственно вопросы из Интернета я себе распечатала, их тут очень много.

С. БУНТМАН - Так что Интернет я могу отложить.

Ю. ЛАТЫНИНА – Исключение может быть последние, я не смотрела последний час. Но Сергей, вы согласитесь, что здесь больше всего вопросов по Абхазии. Дмитрий Пилюгин: "Уважаемая Юлия, какая реакция, по вашему мнению, может быть у мирового сообщества из-за заявлений российских властей по поводу Абхазии? Насколько глубоко позволят России вмешиваться во внутренние дела суверенного государства (любого, не обязательно Грузии)". И даже вопрос задает грузин Тенгиз Габлия, судя по фамилии: "Уважаемая Юлия, прошу вас прокомментировать последние события в Абхазии". И один вопрос, который начинается так: "Уважаемая Юлия, не кажется ли вам последнее заявление, сделанное МИДом России клиническим идиотизмом?" Я как журналист не могу, конечно, таких резких характеристик придерживаться. А действительно мне кажется, что все, что происходит в Абхазии это следствие некоторой беспомощности нашей политики, вот тут уже Ардзинба успел заявить, что то, что случилось, что Багапш фактически занял место, откуда он должен был править, это переворот и согласитесь, что когда переворот это вместо выборов. Перевороты не бывают вслед за выборами, когда законно избранный президент избранным большинством голосов приходит в здание правительства и занимает его. То есть возникает вопрос, а что же делать бедному президенту? В конце концов, дело-то на Кавказе и это может быть в Воронеже где-нибудь или Америке можно сказать: извините ребята, мы проголосуем. Но Багапш бы просто потерял лицо, если бы ему сказали: извините, нам понравилось тут избираться в президенты, один раз не получилось, давайте попробуем второй раз. То есть, как кавказский человек Багапш просто не мог поступить по-другому, иначе бы он потерял поддержку сторонников. Я уже несколько раз комментировала ситуацию в Абхазии, и ее парадоксальность заключается в том, что Хаджимба и Багапш одинаково приемлемые для России кандидаты были, пока Россия почему-то не поставила на Хаджимбу. После этого звезда Хаджимбы закатилась, потому что поддержка России Хаджимбы сначала ознаменовалась его визитом к Путину, знаменитым потом появлением по всему Сухуми плакатов Путин в обнимку с Хаджимбой. Как будто это какой-то Нововоронеж. Потом был знаменитый концерт в день победы Абхазии над Грузией 30 сентября, когда появились на площади российские артисты. Вызванные нашими пиарщиками. Первый из них был, кажется, Олег Газманов, он вышел на площадь и сказал: здравствуйте, дорогие аджарцы. По площади прокатился сдержанный гул и Газманов что-то спел, счел нужным поправиться, в конце выступления он сказал: извините, вы абхазцы, вы не аджарцы, понимаете, я ошибся, вы все на одно лицо. Потом появился Кобзон, он пел "Тбилисо", это, конечно, самая походящая песня, которую можно петь в день победы Абхазии над Грузией. Но видимо, просто артистов проинструктировали, что они летят куда-то на Кавказ, а там как совершенно замечательно сказал господин Газманов - все на одно лицо. Собственно на следующий день после этого замечательного концерта стали собираться митинги протеста, говорили: да не надо нам Хаджимбу. Не надо нам человека, которого нам навязывает Москва, потому что мы любим Москву, мы любим Россию, извините не до такой же степени, не надо о нас вытирать ноги. Вот ровно все что произошло, представляется какой-то дикой нелепостью. И, во-первых, можно сказать, что если бы Россия не вмешивалась, то наверняка в Абхазию полетел Хаджимба, а во-вторых, создается впечатление, что люди, которые отстаивают победу именно Хаджимбы в русской стороне, они преследуют какие-то свои шкурные интересы, потому что политических интересов тут не может быть никаких. Так может быть, если только договорились Хаджимба с Багапшем по каким-то конкретным коммерческим делам, причем очень маленьким, потому что Абхазия бедная страна, это не ЮКОС делить. И третье создается впечатление совсем комичное, что люди, которые договорились по коммерческим делам с Хаджимбой, они были настолько мелкотравчатые, что поскольку они получили государственные бабки под пиар Хаджимбы, они тут же эти бабки потратили куда-то. И в результате у них получился очень глупый пиар, из-за которого все и прогорело. Вот собственно, на мой взгляд, что произошло в Абхазии. Почему-то мы продолжаем упорствовать в своих ошибках. И самое главное достаточно смешно России вмешиваться в ситуацию в Абхазии даже не только, потому что это территория суверенного государства, в конце концов, государство сильное на самом деле, может позволить себе вмешиваться в суверенные дела любого государства. Америка вмешивается в Ирак, и вот мы теперь даже ее в этом деле поддерживаем. Короче говоря, вмешиваться можно всюду, если имеешь силы, оружие и возможность вмешиваться. Но в ситуации России, которая в соседней Карачаево-Черкесии не может разобраться, что у нее происходит с президентом, с зятем президента и в которой совершенно постыднейшим образом Россия вынуждена закрывать глаза на то, что под видом управления государством, под видом управления Карачаево-Черкесии происходит элементарный разбой в виде разборок акционеров со стрельбой из автоматов по людям. И в которой Козаку приходится изо всей силы разруливать ситуацию, говорить, что давайте, не будем превращать это в политическую проблему. Как же можно это не превращать в политическую проблему, какие политики – такова и политика. Если у вас зять президента стреляет в акционеров, вы что, серьезно думаете, что это обходится на Кавказе без ведома президента. И когда Козаку просто еще вдобавок не отвечают в Кремле, то есть я очень рада, что ситуацию в Карачаево-Черкесии разруливает Козак, а не предыдущие местные полпреды, которые были не по части управления государством. Один не просыхал, другой еще в своем родном Петербурге любил сажать травку на миллиард рублей, любил копать ямки ценой 80 млн. долларов. Это были люди, которые просто не в силах были бы как Козак приехать в Карачаево-Черкесию, привести президента за ручку в Дом правительства, разговаривать часами с разъяренными женщинами. Хорошо, что там есть Козак. Но насколько я знаю, Козак даже не может просто связаться с Кремлем, получить хоть какое-то добро на то, что он делает. Он вынужден, будучи сосланным на Кавказ, впав в немилость из-за того, что он самый умный в Кремле, он еще и вынужден оказаться в ситуации, когда он сделает там все правильно, ему скажут: молодец, не сделает – он еще и виноват будет. И вот когда у нас такое происходит, господь с вами ребята, какая Абхазия, наведите порядок в Карачаево-Черкесии. Уж не говорю в Ингушетии или Чечне.

С. БУНТМАН – Идея появилась назначить Руслана Аушева советником президента по национальным проблемам Северного Кавказа.

Ю. ЛАТЫНИНА – Это вопрос на пейджер?

С. БУНТМАН – Сегодня была такая информация. Просто любопытная вещь.

Ю. ЛАТЫНИНА – На самом деле думаю, что глубоко правильная идея, хотя бы потому что, возвращаясь к ситуации на Кавказе, ведь ситуация чрезвычайно ужасная и то, что происходит в Карачаево-Черкесии, может в любой момент произойти в любой другой республике, в том числе и в Ингушетии. Потому что да, был в Ингушетии Аушев человек бесспорно неоднозначный, человек, который, прежде всего, конечно, ставил интересы своего собственного народа впереди всех других интересов. И это совершенно нормально, потому что президент народа Ингушетии точно так же как и президент любого другого народа Башкирии или Татарии должен ставить впереди всего интересы своего собственного народа, а не интересы Кремля. Но с точки зрения Аушева интересы ингушского народа заключались в том, чтобы не было такой же резни, таких танков, как в соседней Чечне. Поэтому он умел находить компромиссы, он пытался находить компромиссы. Это было сочтено Кремлем неправильным. Это было сочтено неправильным, в том числе какими-то личными недругами Аушева. Во многом то, что Аушева сменил Зязиков, было и следствие недовольства части ингушской элиты, например, Муссы Келигова, тем же Аушевым. И насколько я знаю. Именно господин Келигов очень героически очень почитаемый в Ингушетии человек, бывший начальник службы безопасности "Лукойла", который в свое время прославился тем, что когда чеченцы украли его брата, он просто организовал большой отряд и силой выкрал этого брата, уничтожил всех, кто стоял на его пути. Так насколько я знаю, именно господин Келигов нашел в Астрахани господина Зязикова, который тогда пребывал на сравнительно небольшой кагэбэшной должности и в результате во главе республики встал человек полностью покорный Кремлю. Но одновременно это человек, который вообще не контролирует республику, который на 75% ее территории не может появляться. И когда в республике тоже начинают исчезать люди и когда начинают говорить, что этих людей крадет ФСБ, причем ФСБ, которое русским подконтрольно и когда родственники этих людей, в том числе работающие в МВД, прокуратуре начинают расследовать их исчезновение, то президент Зязиков может принять только сторону Кремля. И это в любую секунду может кончиться ровно тем, чем в Карачаево-Черкесии, при этом на этот раз это уже нельзя будет свести к акционерной разборке, там не зятья, не племянники, там не акционеры. Там просто пропадают люди. И я не верю, что эти люди, которые пропадают это боевики по одной простой причине, что когда пропадают боевики, сепаратисты, они не пропадают, это происходит громкий процесс, это ура, нашли человека. Поэтому когда люди пропадают, они пропадают именно из-за мелких коммерческих разборок. Абсолютная моя уверенность заключается в том, что если Россия не удержит Кавказ, это произойдет даже не столько из-за сепаратистов, из-за ваххабизма. Это произойдет просто, потому что практика коммерческих разборок в России, будучи распространена на Кавказ, имеет местные специфические особенности. Которые заключаются в том, что это в России людей сажают в тюрьму, а на Кавказе их просто убивают. Точно также трудно объяснить руководителю республики, например, тому же господину Батдыеву, что мы в Кремле можем ЮКОС отнять и посадить Ходорковского, а вот вы химическое предприятие не можете отнять. Потому что с одной стороны да, Ходорковского сажают, а тут акционеров расстреливают. Но с другой стороны кушают одну и ту же курицу. Нельзя объяснить людям, что курицу вилкой можно, а руками нельзя. Мы ведем себя точно также просто с местной кавказской спецификой. А местная кавказская специфика заключается как в том, что акционеров расстреливают, так и в том, что родственники их в отличие от российских родственников, которые смутно прячутся под ковром, начинают ходить в суд, начинают плакать, родственники кавказских акционеров они, в конце концов, выходят к Дому правительства. И эту ситуацию можно преодолеть только одним способом, если ее вообще пытаться преодолеть, - не пытаться выстраивать жесткую административную вертикаль. Которая заключается в том, что сверху сидит Зязиков или Алханов, который ничем не правит, но поддакивает Кремлю и который контролирует ровно метр площади перед собственным дворцом, на котором стоит телекамера, в которую они рассказывают как хорошо в республике. Так вот, можно справиться только путем выдвижения некоторых фигур, которые будут компромиссными, которые будут искать и благо для своего народа и считать, что благо этого народа заключается в том, что не надо разводиться с Россией.

С. БУНТМАН – Ряд вопросов был в Интернете и сейчас повторяется на пейджере. Вопрос о высказывании Илларионова по поводу ЮКОСа.

Ю. ЛАТЫНИНА – Я в очередной раз просто могу выразить свое восхищение Андреем Николаевичем, он пользуется привилегией несколько грустной. Он пользуется привилегией шута, которому позволено говорить правду, потому что его никто не слушает. Илларионов это действительно человек, который абсолютно независим, ни от одной кремлевской… ни от одного олигарха. А на самом деле такому человеку очень тяжело жить, я даже страшно сказать, не знаю, правильно ли такому человеку жить в современной России, потому что как это ни парадоксально, за свою независимость он расплачивается собственным бессилием. И если ты никому не служишь, значит, ты ничего не можешь сделать. Вот это очень страшная вещь. Так вот, тем не менее, именно в силу того, что Илларионов никому не служит, что на него нет компромата, он может себе позволить говорить, собственно он может себе позволить говорить, что дважды два четыре. Очень мало таких чиновников осталось в России хотя бы профессиональных. Вот собственно может быть помимо Андрея Илларионова к таковым причислен тот же Дмитрий Козак. Это не совсем такой человек как Илларионов, человек, который готов утверждать, что дважды два равняется трем с половиной, и даже четырем с половиной. Это человек, который знает, что такое плохо и что такое хорошо, но делает вещи, которые должен делать чиновник, а не те, которые должен делать правдолюбец. Но, тем не менее, у Дмитрия Козака тоже есть одно драгоценное качество. Этот человек профессионал. То есть он может попытаться изобразить, что дважды два четыре с половиной, более того, он прекрасно знает, что ремесло чиновника в том и заключается, что дважды два надо представить как четыре с половиной. Но если ему говорят: делай дважды два семнадцать, он говорит: это невозможно. Не потому что он не любит эту власть, этих людей, он как раз плоть от плоти ее, просто он знает, что это невозможно. Именно в этом первопричина того, что он оказался сосланным на Северный Кавказ и оказался в этой немножко дурацкой ситуации, когда, не имея никакого большого мандата, он вынужден рассказывать всем вокруг, что вы должны успокоиться, вы не должны выдвигать политических требований. И выглядит немножко идиотом, согласитесь, Сергей.

С. БУНТМАН – Да. Это очень печально на самом деле. Я просто напомню ответ Илларионова на вопрос - понимает ли президент, что вы ему говорите, был ясный и четкий печальный ответ: пожалуйста, спросите у президента.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вся ситуация с ЮКОСом она становится уже даже неинтересной. Потому что сначала люди не то, что играли по правилам, они пытались играть по правилам. То есть еще можно было, когда на ЮКОС насчитали в 2000 году 3 млрд. долларов долгов. Еще можно было думать, что действительно ЮКОС все-таки минимизировал налоги, использовал какие-то схемы, пусть их использовали все. Пусть любое дело, когда одного судят за то, что делали все, является, бесспорно, политическим, но тем не менее это было. Теперь, когда только за 2002 год на ЮКОС насчитали количество налогов, которые составляют 112% от выручки, не от прибыли, а от выручки, это уже перешло всякие границы приличий. И даже считать не надо, можно просто поглядеть и сказать: ребята, вы знаете, если у вас налоги, в самом деле, достигают 112% от выручки. То есть представим себе, человек работает, ездит на эту работу на транспорте, кушает чего-то, получает за работу 5 тысяч рублей, вдруг выясняется, что 6 тысяч рублей он должен заплатить налогов. Понятно, что так работать нельзя, лучше лежать в углу. Так вот если у вас такие налоги, то их нельзя платить, и ЮКОС был совершенно прав, что их не платил. Если же вы как-то их неправильно посчитали, то ребята, ау, что вы делаете. На самом деле это связано с тем, что ЮКОС как мы все время видим, достаточно ясно должен уйти к президентскому окружению, и как уже я говорила, люди, которые пытались отобрать ЮКОС, они не совсем поняли, что механизм отъема крупной транспарентной компании не совсем схож с механизмом отъема пивного ларька. Потому что когда вы отнимаете пивной ларек, особых аргументов не надо, ларек он не прозрачный. Когда вы отнимаете прозрачную компанию, выяснилось, что надо что-то сделать, например, оценить ее так, чтобы ее можно было продать дешево. Центральным пунктом этого плана по разделу ЮКОСа была продажа задешево "Юганскнефтегаза", который следовало оценить международному инвестиционному банку очень дешево, и когда этот банк "Dresdner Kleinwort Wasserstein" неожиданно заявил, что стоимость "Юганскнефтегаза" не может быть меньше 15-17 млрд. долларов, то мы помним, что случилось тогда. Сначала в администрации президента Игорь Сечин кричал и стучал кулаком по столу, что надо оценить дешевле, потом неожиданно Минюст выступил с заявлением, в котором он банк переврал и сказал, что ЮКОС стоит гораздо дешевле, чем его оценивает "Dresdner Kleinwort Wasserstein". Потом "Dresdner Kleinwort Wasserstein" это опроверг, и уже после этого возникла необходимость, что если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. И если "Юганскнефтегаз" нельзя оценить дешево, то очевидно следует насчитать ЮКОСу налоги в 17,5 млрд. долларов, тем самым доказав совершенно уникальную вещь – что нефтедобыча в России убыточна.

С. БУНТМАН - Я думаю, мы сейчас примем несколько телефонных звонков.

Ю. ЛАТЫНИНА – Я поняла, почему я некомфортно себя чувствую – я не вижу ответной реакции людей.

С. БУНТМАН – Нет пейджера, сейчас послушаем телефон. Алло.

ЕВГЕНИЙ - Я очень люблю слушать Латынину. Какое ее мнение насчет телепередачи "Московская сага", почему появились такие программы, как "Дети Арбата". Не было, и вдруг в 2004 году такие вещи прорезались.

Ю. ЛАТЫНИНА – Вы знаете у нас все-таки политико-экономическая передача, я не литературный критик.

С. БУНТМАН – Имеется в виду политика. Потому что Евгений думает, когда он рядом ставит эти передачи, снова говорим о 30-х годах, о сталинизме.

Ю. ЛАТЫНИНА – Мне кажется, что все-таки цензура у нас коснулась новостных программ, но еще программ даже документального кино и тем более художественного она совершенно не коснулась, и даже наоборот люди часто выходят, куча народу, которые раньше были хорошими информационщиками, теперь пытаются снимать кино. Это такое знамение времени. Я не советую сильно придираться к тем или иным художественным фильмам или сериалам, и искать ответ, почему сейчас, а не раньше. Потому что это знаменитый вопрос, который в свое время отец лингвистики Фердинанд Соссюр задал: а почему корову называют коровой, а допустим, не свиньей. А потому что происходит случайно. Очень много случайного и почему бы сейчас ни снимать нормальные фильмы.

С. БУНТМАН – 203-19-22. Но перед этим два заявления, которые были на пейджер по поводу ЮКОСа. "Не следует говорить, что налоги бывают больше выручки, выручку не показывают, какая на самом деле", - Александр. А Сергей говорит, что "налоги на ЮКОС начислены верно" и представляется – главбух малого предприятия.

Ю. ЛАТЫНИНА – Ну я не поверю, что Сергей главбух. Есть некий синдром профессии. Если бы он подписался - следователь, наверное, было бы честнее. Я не хочу сказать, что он прав или нет, но это было бы просто честнее, потому что я знаю много главбухов, и ни один из них не считает, что налоги на него начислены верно. Видимо это единственный такой главбух, который так считает. Так вот подписываться надо все-таки своей профессией. Это первое. Второе, Александр сказал насчет выручки, видимо, он перепутал выручку с прибылью или еще с какими-то финансовыми показателями, потому что именно выручка это как раз тот показатель, который достаточно тяжело подделывается. Вот прибыль минимизируется очень легко, вы пишите себе искусственно раздутые расходы, прогоняете деньги через несколько фирм, каждая из которых играет на разнице в трансфертных ценах, то есть, есть десятки способов показать отрицательную прибыль. Но если объем реализации продукции составляет 100 рублей, то очень легко ему нарисовать прибыль в 2, 3 рубля, 10 рублей и даже минус 20 рублей. Но объем реализации продукции все-таки составит 100 рублей, тем более для такого предприятия как ЮКОС, который просто не может спрятать объем реализации продукции в связи с тем, что помимо того, что эта продукция идет по трубам. Вспомним, что эта вся штука идет по трубам, и стоит счетчик, который принадлежит не ЮКОСу, а "Транснефти". Второе, что компания, которая стремится быть прозрачной, увеличить цену своих акций, она все равно может минимизировать налоги, может пользоваться налоговыми схемами, но что совершенно точно она не будет делать – занижать объем добычи и как следствие объем выручки. Занижать объем добычи это немыслимо. Александр, к сожалению, тоже видимо не совсем представляет себе то, о чем идет речь. А что касается начисленных налогов, то я могу повторить, что когда вам начисляют 112% налогов от выручки, то есть представьте себе, что вы бабка, которая продает на базаре огурцы. Она продала, допустим, огурцов на 100 рублей. При этом естественно, чтобы вырастить, пришлось поливать, платить за электричество в теплице. Покупать семена, то есть все это тоже рублей минимум 60-70. Так вот оказалось, что бабке насчитали не те 20-30 рублей налогов, которые она заработала, а на все 100 рублей, при этом ей насчитали 112 рублей налогов. Я беру на себя смелость сказать, что при этом даже человек далекий от бухгалтерии, математики может сказать: так не бывает.

С. БУНТМАН – Алло. Добрый вечер.

ИРА – Почему французское правительство, скрывает, что был СПИД у Арафата?

Ю. ЛАТЫНИНА – Я тут и так собственно в передаче не очень хорошо говорила о Ясире Арафате, СПИД трудно диагностируемая болезнь и слухи о СПИДе Арафата опираются не только на вещи, связанные с медициной. Но и просто человек, который в 60 лет женится, а до этого отвечал, что моя невеста Палестина, и после этого жена его с ним не живет, возникает ряд вопросов, простите, если вы задали этот вопрос, известно, что израильская разведка просто строила свою политику из того, что Арафат гомосексуалист. Может быть, израильская разведка ошибалась, но в частности, когда известная террористическая организация "Хамас" была создана с подачи израильских спецслужб. Точно так же как Усама бен Ладена финансировали американцы и точно так же как мы воспитывали своего Шамиля Басаева в Абхазии, так вот когда "Хамас" создавался, то его создавали с упором на традиционные мусульманские ценности именно потому, что Ясир Арафат сильно отличался своим поведением от традиционных мусульманских ценностей. Я не думаю, что французам так легко поставить этот диагноз. Вообще смерть Арафата получилась какая-то странная. Посочувствовать человеку, который был казалось бы знаменем и символом арабского сопротивления, потом оказалось, что его не могли отключить от розетки прежде чем его вдова не получила добро на то, что она будет получать 22 млн. долларов ежегодно. Но говорите. Следующий вопрос.

ГЕОРГИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ – Вы сказали, ответ Илларионова был: спросите у президента. У меня возник вопрос, если есть пословица: свита играет короля, то не создалось ли положение, при котором свита сделала туза шестеркой. Которая вроде в колоде есть и которая ничего не может делать. Спасибо.

Ю. ЛАТЫНИНА – Так у нас кто туз Илларионов? Не совсем все-таки понятный вопрос. Потому что я боюсь, что А. Илларионов не является по своему характеру человеком…, прижился бы в любой административной системе, как ни парадоксально, хорошо, когда такие люди есть, они как лещ мутят воду. Но это человек, который слишком резко говорит, быть может, даже для человека, который работает в гораздо более демократической системе. А, возвращаясь к тому, что сказал Илларионов и что происходит вокруг ЮКОСа, я не могу не отметить одной совершенно комической детали. Что посмотрите, как интересно получилось, главным двигателем всего того, что происходило вокруг ЮКОСа был зам. главы администрации Сечин. И все уже считали, бизнес считал, что Сечин будет тот главный человек, который очень много выиграет на разделе ЮКОСа, и было известно, что ЮКОС получит "Роснефть", потому что ее председателем Совета директоров является Игорь Сечин. И вдруг в один прекрасный момент Путин вызывает к себе Миллера и совершенно изящный швырок в стиле дзюдо. Потому что вдруг Миллер объявляет что "Роснефть" входит в "Газпром", правда, за этим следуют какие-то разборки, входит, правильно ли входит, явно, что Богданчиков и Сечин пытаются предпринять какие-то усилия, но история вокруг ЮКОСа чем замечательна. Есть много людей, которые отправились делить ЮКОС. Сечин, Иванов, Заостровцев, их было много, один за другим уходили в отставку и в конце концов даже господин Сечин оказался в довольно странном положении человек, который хлопотал и в результате вышло, что он хлопотал, для того чтобы его компания вошла в "Газпром". Это очень характерная вещь. Она о чем свидетельствует? С одной стороны о том, что президент Путин у нас замечательно контролирует ситуацию, когда дело касается разводок, того, чтобы люди, которые рассчитывали получить или заработать, вдруг обнаруживается, что они старались взять других и вот что именно они не получили и не заработали, а работали на самом деле на президента. Так вот в смысле разводок президент контролирует ситуацию замечательно. Но в смысле некой глобальный стратегии, которая связана и с тем, что касается дела ЮКОСа, которое в общем такой теракт в экономике глобальный и в том, что касается борьбы против терроризма на Северном Кавказе, мы видим, что тут ситуация не контролируется. Единственное что делается очень хорошо, это ссоры между приближенными.

С. БУНТМАН – Вернемся к налогам ЮКОСа. Чтобы покончить с этим раз и навсегда. На пейджере есть утверждение, что эта сумма включает в себя пени, насчитываемые за каждый день неуплаты налогов, поэтому они настолько больше всего на свете, в том числе и выручки.

Ю. ЛАТЫНИНА – Да нет, разумеется, пени можно рассчитывать каждую секунду, здесь вопрос в здравом смысле. Здесь вопрос в удивительном характере этого дела. Я бы назвала дело ЮКОСа с одной стороны политическим, но мне мешает назвать политическим делом, конечным итогом которого является передел собственности. Разве что как в случае с президентом Карачаево-Черкесии – какие политики, такая и политика.

С. БУНТМАН – 203-19-22.

МИХАИЛ (Москва) – Все-таки еще два слова по ЮКОСу. Есть такое понятие в юриспруденции – сделка со следствием. Это очень важный общественно-социальный феномен. И если бы народ, конечно, был более эрудирован, здесь ситуация понятна. Дело не в налогах, которые насчитывали, я профессионал в этом деле нефтяном знаю все детали. И с Богданчиковым у вас есть некоторые неточности в вашем анализе. Но, в общем, все правильно. Ситуация в чем, совершенно очевидно, какая цель должна была преследоваться в деле ЮКОСа. Цель позитив для бюджета и для всего государства, а для обывателей – для народа, должна была четко проведена сделка со следствием. Ходорковский должен был конкретно ответить на вопрос – когда вы заплатите, какая реструктуризация все и больше ничего. Но мы живем, к сожалению, в особой стране и действительно ущерб для бюджета, для всех нас колоссальный, а ребята, которые пытаются делить, никак не разделят, вот и все. И один вопрос. Я приехал недавно из Украины, готовится беспрецедентный вброс, поверьте, там будет нечто невообразимое. На карту поставлено, то есть проигрывает Янукович сейчас перед выборами свою предвыборную ситуацию однозначно. Там полная неразбериха, у Ющенко достаточно хорошо у него все происходит. Его не пускают в аэропорты, не дают садиться, он едет на машине, три часа его ждут, а Януковичу все перепутали, он должен прилететь, он не прилетает вообще. Готовится колоссальная акция. Я вам даю конкретную информацию, мы все анализируем, говорим, преференции политических общественных финансов, вот конкретная ситуация. Как вы думаете, что мы будем делать?

Ю. ЛАТЫНИНА – Я не сомневаюсь, что очень много элиты на Украине хотели бы видеть президента дважды судимого Януковича. Но, судя по тому, что ЦИК даже официально признал в первом туре победу Ющенко, я боюсь, что когда президент Путин в качестве москаля за Януковича агитировал, это, к сожалению, способствовало победе Ющенко, вернее, к сожалению, для российских пиарщиков. Я думаю, что этот вброс не так просто будет сделать. Это как в ситуации с Багапшем и Хаджимбой. Хаджимбе тоже очень хотелось вбросить бюллетени, сказать, что выборы прошли неправильно. На Украине это будет конечно проще, чем в Абхазии. Потому что на Украине нет обычая держать вооруженных людей рядом с каждой урной, людей, которые готовы отстаивать силой оружия свое право голоса. Но, тем не менее, поверьте, хотеть-то они хотят, как в анекдоте про льва в зоопарке, на клетке которого написано, что съедает каждый день центнер мяса. Нежели действительно может съесть? - спрашивает посетитель зоопарка. Хотеть-то он хочет, да что же ему даст. Вот хотеть-то они хотят, но дать будет не очень просто. Еще один вопрос по Интернету, который пришел, и на который мне бы хотелось ответить. Это вопрос Алихана Часавала, журналиста газеты "Единая Осетия". "Уважаемая Юлия, в Осетии вас очень любят, уважают за ваш талант и гражданскую позицию, но почему у ваших коллег началось примирение с кощунственной ложью о трагедии в Беслане, ставшей официальной правдой". Уважаемый Алихан, я не готова ручаться за всех моих коллег, к сожалению, государственные каналы не просто примиряются с ложью о трагедии, государственные каналы с самого начала участвовали в этой трагедии своей ложью. Напомню, что если считать за путеводную звезду слова президента Путина о том, что СМИ не должны делать так, чтобы ставить под угрозу жизнь заложников, то когда официальные каналы озвучили цифру 350 человек вместо 1200, и когда сообщили, что террористы не выдвигают никаких требований, при этом даже не знаю, смеяться или плакать, скорее плакать, судя по ситуации, когда официальные каналы сказали, что террористы выбросили из окна кассету, которая оказалось пустой. Отрывки из этой пустой кассеты потом демонстрировались по НТВ, так вот когда официальные СМИ естественно не потому, что это делали журналисты, а потому что им приказывали официальные власти это делали, они конечно провоцировали трагедию. Очень легко себе представить, что думает террорист, если он считает, что с ним сейчас будут переговоры и вдруг он слышит, что он не выдвигает никаких требований. Так вот, не могу отвечать за всех своих коллег, многие из которых вели себя странно, но для меня одна из самых основных вещей того, что надо сделать в России это выяснить правду о том, что произошло в Беслане. Я не думаю, что официальная комиссия это может сделать. На мой взгляд, официальная комиссия работает даже лучше, чем можно было от нее ожидать, учитывая состав ее и репутацию фракции "Единая Россия". Я кстати должна извиниться перед ее главой Александром Торшиным, когда я тут цитировала слова члена комиссии господина Савельева, который заявил, что мы никогда не раскроем правду о происшедшем в Беслане, потому что она слишком ужасна, заявил, явно провоцируя конфликт между осетинами и ингушами. Мне потом говорили, что есть специальные люди, которые замазывают на стенах бесланской школы проклятия в адрес президента Путина. И пишут проклятия ингушам. Не знаю, правда это или нет, потому что вокруг Беслана ходит слишком много легенд со всех сторон. Но это показательная вещь, что даже рождается такой слух. Так вот я должна извиниться перед господином Торшиным, который этих слов не говорил, и много лучше всех своих членов комиссии, судя по всему. Но я много раз говорила, что если общество хочет узнать правду о Беслане это может быть только одна комиссия - это комиссия, критерий членства в которой очень прост и понятен. Это комиссия, которая должна состоять из пострадавших в Беслане или из их родственников. Все. Просто другие не допускаются. Потому что эти люди, которые не позволят, чтобы им врали в лицо, чтобы им выкручивали руки следователи, и просто, потому что даже не, потому что они такие хорошие люди, и они это сами пережили, а просто, потому что это Кавказ. У них десятки и сотни родственников. И ни один член этой комиссии, будучи сам родственником человека, который побывал в этой школе, не сможем глядеть в глаза своим родственникам, если он будет врать. Это единственный наш шанс и это шанс не только Осетии. Потому что на Кавказе есть одна вещь, которая, к сожалению, отсутствует во всей остальной России. Это чувство сплоченности рода, семьи, клана, который противостоит власти. Есть вещи, которые на Кавказе немыслимы, но которые спокойно происходят в любом Воронеже. Потому что если в Воронеже пьяный гаишник задавит вашу дочку, то мужчина будет ходить в суд плакать и ничего в жизни никогда не выяснит, всегда будет пожизненно виноватый. На Кавказе такое невозможно, чтобы пьяный гашник задавил дочь, или мать и чтобы этот гаишник после этого, простите, элементарно выжил. И в этом одно из преимуществ Кавказа, кавказской ментальности над Россией. Осетины должны это использовать. Если вся Россия хочет узнать правду о том, что произошло в Беслане.

С. БУНТМАН – Алло, добрый вечер.

МИХАИЛ – Скажите, пожалуйста, у нас есть Институт стратегических исследований, геополитических исследований, МИД, внешняя разведка, а мы любую международную ситуацию воспринимаем как факт и не бываем готовы к ней. Почему?

С. БУНТМАН – Не бываем готовы, только реагируем. Просто иногда мне говорят, что не очень хорошо слышно вопросы.

Ю. ЛАТЫНИНА – Нормально. В свое время один из крупных правительственных чиновников мне очень просто сказал: Юля, вы думаете, неужели общество это первые и главные люди, которые страдают от отсутствия информации, свободы слова. Больше всего от этого страдает сама власть, потому что, к сожалению, первой жертвой отсутствия информации, свободы слова являются те властные структуры, которые принимают решения. И вот они включают программу "Вести" и слышат, что все хорошо, что в Чечне в этом году соберут замечательный урожай, а в Дагестане глава республики обещал утроить ВВП. После этого это слушает не только сама власть, но и те стратегические институты, которые что-то должны писать, чтобы советовать власти. И на самом деле эти институты просто пишут свои рекомендации в соответствии с теми правительственными сносками, которые они слышат по программе "Вести". Организуется такой процесс самооплодотворения, в ходе которого власть слышит, что думает о ней народ в программе "Вести", а стратегические институты слышат, что хочет слышать власть по той же самой программы "Вести", а потом еще власть читает в аналитической записке стратегического института, что она действует совершенно правильно.

С. БУНТМАН – Спасибо Юля, провели мы такой достаточно замысловатый сеанс связи. И "Код доступа" был не так прост. Но он был. Спасибо большое, всего доброго.