Председателю суда Медынского района Калужской области
Сёмину Юрию Дмитриевичу
от Гражданина России Крячко Александра Борисовича, проживающего по адресу: город Москва ..
Уважаемый Юрий Дмитриевич!
Надеюсь, Вы помните, что в начале августа 2009 года в Вашем кабинете между мною и Вами состоялся по случаю вполне непринуждённый разговор, в ходе которого Вы мне высказали две важные сентенции. Первая о том, что судебная система в Рос-сии очень хорошая. Вторая касалась того, что судья никогда не имеет ничего личного при вынесении приговора или решения, просто государство и Закон действуют через посредство судьи, осуществляя правосудие.
Я тогда позволил себе не согласиться с Вами, имея в виду свой печальный опыт приговора к одному году лишения свободы условно по сфальсифицированному уго-ловному делу. К сожалению, договорить нам тогда не удалось. Но я крепко запомнил Ваши слова. С тех пор произошли весьма примечательные события в моих отношени-ях с судебной системой, из-за которых я вспомнил наш неоконченный разговор и ре-шил вернуться к нему, чтобы окончательно аргументировать своё несогласие с Вашей позицией.
Я повторюсь. Каждый человек, осуждённый по заказному сфальсифицированному уголовному делу, про себя точно знает, что он не виновен и, что данный приговор – это чья-то подлость. Это знание всегда сопровождает чувство попранного человеческого достоинства и стремление добиться справедливости. Всё вместе это составляет тот самый нравственный императив, который мобилизует человека на борьбу с конкретным должностным мерзавцем или с целой судебной системой и даже с государством! Я веду эту борьбу четвёртый год, встретив на этом пути 13 судей от мирового судьи судебного участка № 38 Тарасовой Ольги Алексеевны, которая вынесла мне неправосудный приговор, до заместителей Председателя Верховного Суда России А.И. Карпова (отставлен по причине коррупционного скандала) и А.Я. Петроченкова. Все эти 13 судей (один выше другого по рангу) самым бессовестным образом мне лгали и нарушали свою присягу в угоду корыстным корпоративным интересам и круговой поруке. Я терпеливо эту ложь складывал, толстая пачка получилась. И вот настала пора предъявить её, как некий счёт для оплаты.
В начале 2010 года мне, наконец, удалось добиться, чтобы моё уголовное дело была затребовано в Верховный Суд. Рассматривал его заместитель Председателя Верховного Суда А.Я. Петроченков, который, чтобы «своих» не обидеть, также стал лгать, применяя, как некие клише, уже давно знакомые мне выражения. Но при этом он несколько раз проговорился, из чего я понял, что Ваш мировой судья Тарасова Ольга Алексеевна, наверное, исключительно из соображений законности и справедливости, пошла на фальсификацию четырёх документов и подделку подписей на них. Конечно, заместитель Председателя Верховного Суда в своём уютном московском кабинете не мог предполагать, что его так нехорошо «подставит» мировой судья судебного участка № 38 в городе Медыни Калужской области. За это он получил от меня довольно звон-кую «пощёчину» в виде письма, текст которого я Вам представляю, уважаемый Юрий Дмитриевич. В справедливости моих аргументов Вы можете убедиться лично, взяв моё уголовное дело в руки. Оно ведь рядом с Вами находится.
Пойманный на своём и чужом воровстве, господин А.Я. Петроченков ушёл в «глухую молчанку» и отвечать мне не стал. Вместо него мне ответил судья Верховного Суда Н.Г. Лавров. Этот «совестливый» судья уже лгал мне в 2008 году. Теперь он лу-каво назвал моё письмо «надзорной жалобой», чтобы подтянуть «за уши» статью 412 УПК РФ и на её основе указать мне на дверь, а потом и хлопнуть ею погромче. Я этот «хлопок» подобрал и присовокупил к той толстой пачке. Позицию судебной системы в лице этих двух господ я воспринимаю, как проявление хамской чиновничьей спеси и упорное желание видеть во мне не Гражданина России, а что-то вроде «лагерной пы-ли».
В коридорах различных судов я повстречал множество людей, с которыми Ваша судебная система обошлась подло и безвинно приговорила к несчастьям. Я решил по-глубже исследовать эту проблему. Оказалось, что до 40 % обвинительных приговоров выносится по заказным или сфальсифицированным милицией уголовным делам, в основе которых лежит банальное вымогательство (взятка), либо соображения по улуч-шению плановых показателей раскрываемости преступлений. Из-за этого десятки (возможно и сотни) тысяч невиновных людей отбывают сроки в местах лишения свободы. Счёт условно осуждённых напрасно людей идёт на миллионы.
Всем известно, что в настоящее время произошло повсеместное сращивание ор-ганов правопорядка (милиция, следствие, прокуратура и т.д.) с бандитскими группировками. Преступления, совершённые представителями органов власти с использованием своих полномочий переполнили статистику и бурными скандалами разлились по всей стране. Потрясающее по степени злодейства убийство множества людей (и даже детей!) в станице Кущёвской, события в Гусь-Хрустальном, Волгодонске и других местах доказывают это. Однако от судей часто исходит фраза о том, что у них нет оснований не доверять органам милиции, а число оправдательных приговоров по разным источникам составляет всего 0,7 %. При таком положении вещей становится понятно, что судебная система постепенно переходит на сторону бандитов, служит их интересам и является фактором разрушения российской государственности, а не её опорой. Почему? Я здесь усматриваю две взаимосвязанные причины.
Во-первых, судьи реально не несут никакой ответственности за вынесенные ими приговоры, решения, постановления по причине замкнутости судебной системы на са-му себя и отсутствия обратной связи с гражданским обществом. Здесь сосредоточена основная причина деградации судебной системы в России. Квалификационные колле-гии судей – это на самом деле ширма для того, чтобы скрывать проблему ответствен-ности судей, но не решать её. Поэтому очень часто многим (не всем!) судьям на от-дельно взятого человека и его судьбу, на свою присягу и обязанности просто напле-вать! Наплевать потому, что много дел на очереди, либо просто лень, либо «шкурные» интересы пересиливают и заставляют придушить свою совесть и обходиться уже без неё, пока не наступит «последний час». Личная беда этих судей усугубляется тем, что, как правило, они даже не замечают, как становятся негодяями. Качество судебной си-стемы в России напрямую зависит от соотношения негодяев и порядочных людей в судейском сообществе. К сожалению, это состояние сегодня по моим ощущениям скла-дывается в пользу первых. Поэтому в судах приговоры часто «штампуются», не особо отличая подлинных преступников от людей невиновных. Как Вы полагаете, уважаемый Юрий Дмитриевич, к какой части судейского сообщества относятся судьи, на протяжении многих лет выносившие свои решения в пользу бандитов и их пособников в станице Кущёвской? А к кому по-Вашему относится Ваша коллега мировой судья Тарасова Ольга Алексеевна?
Во-вторых, судебная система в России давно и настолько прочно встроена в кор-рупцию государственного чиновничьего содружества, что стала одним из ведущих её звеньев. Отсюда происходит прямая ответственность судебной системы за общеиз-вестные процессы разложения в милиции и других силовых структурах. Из множества примеров приведу только один – рейдерские захваты предприятий бизнеса. Здесь одна из главных задач бандитов состоит в том, чтобы среди судей где-нибудь в далёком Усть-Кашмаре найти негодяя, который за взятку согласится вынести соответствующее решение – прикрытие для рейдерского налёта, например, в Москве. Велико число рейдерских захватов в России, значит, много есть негодяев среди судей. Взятки, которые берутся в арбитражных судах, уже стали настолько привычными, что никого особо и не смущают.
Состояние, которое демонстрирует обществу судебная система России, вызывает у любого нормального человека большое недоверие к ней в целом и к каждому судье в отдельности. Поэтому Ваш постулат о том, что судья никогда не имеет ничего личного, но действует исключительно от имени государства и ради Закона и справедливости, как-то повисает в воздухе. Вся эта судейская ложь, фальсификации, подделка подписей и прочие, приведённые мною, безобразия просто не могут быть без сугубо личных и весьма низменных «шкурных» мотивов. Закон, совесть и справедливость естественным образом здесь оказываются чем-то вроде рудимента. Ну, это как пятый палец на лапе у собаки. Вроде он есть, но лучше, чтобы его не было за ненадобностью.
Я уверен, уважаемый Юрий Дмитриевич, что сказанное здесь мною для Вас ново-стью не является. Но зато Вы являетесь членом судейского сообщества, закрытого и связанного круговой порукой. Поэтому я не надеюсь, что Вы честно и откровенно отве-тите мне на это письмо. Для Вас это значило бы «вынести сор из избы».
Признаюсь, я – человек, верующий в Бога, и поэтому постоянно помню о том, что все люди смертны, что к каждому из нас придёт последний час. Всех негодяев (упор-ных грешников) отличает то, что они тоже конечно об этом знают, но стараются об этом не помнить и гонят прочь от себя любую мысль об этом. Однако именно здесь для каждого человека наступает настоящий момент истины, когда уже нет смысла лгать, а наворованное имущество вдруг теряет всякую ценность. В этот момент каждому греш-нику непостижимым образом даётся понять и ощутить свою персональную степень ужаса от холода и бесконечности бездны, которую распахнут под ним его не избытые ложь, воровство, безвинно загубленные и ущемлённые судьбы и прочие лихоимства. Какую часть совокупного греха следует отнести к судебной системе России в лице зна-чительной части судейского сообщества? Мне трудно ответить на этот вопрос, но я точно знаю, что с грехом надо бороться, надо всемерно высвечивать и обличать грех.
Я разместил статью и короткую заметку о судебной системе России и её некото-рых представителях на самых посещаемых ресурсах в интернете. Это Новый Живой Журнал, ресурс гражданского общества CIVAITAS.RU, LiveInternet, Kompromat.ru и т.д. С десяток сайтов наберётся. Намерен делать это и дальше. И поверьте, уважаемый Юрий Дмитриевич, у меня здесь нет ничего личного! Просто за Державу обидно! Ну, должен же кто-то сказать громко то, что не могут выкрикнуть из тюрем те, кто находится там безвинно, на заказ, на чью-то подлую корысть и т.д. И страна должна знать своих героев! Надеюсь таким образом принести делу оздоровления судебной системы в России большую пользу.
Счастья Вам! И с наступающим Новым Годом! Мои наилучшие пожелания Тара-совой Ольге Алексеевне!
Приложение:
1. Обращение к зам. Председателя ВС РФ, копия на 4 листах, 1 экз.
Все документы на 8 листах.
С уважением - Гражданин России полковник запаса Александр Крячко
«_13_» декабря 2010 года.

Приложение 1

Заместителю Председателя Верховного Суда
Российской Федерации
г-ну Петроченкову А.Я.
от гражданина Российской Федерации Крячко
Александра Борисовича, проживающего по адресу:
г. Москва, ...
На № 85-Д10-5 от 12 апреля 2010 г.
Уважаемый Анатолий Яковлевич!
Прочитав Ваше письмо, я сразу понял, что моё уголовное дело перед отправкой из суда первой инстанции по запросу Верховного суда РФ расшивалось, в него были вставлены подложные постановления прокуратуры Медынского района от 31 августа 2006 года и 24 января 2007 года об отмене двух постановлений УУМ ОВД Медынского района от 14 августа 2006 года и 22 января 2007 года соответственно.
В отличие от Вас, уважаемый Анатолий Яковлевич, я нахожусь внутри этой истории и лучше Вас ориентируюсь во всех её деталях. Я точно знаю, что никаких постановлений прокуратуры, упомянутых выше, в деле не было. И это обстоятельство явилось ключевым фактором в логике развития дальнейших событий и фальсификации (я настаиваю на этом) уголовного дела. Поэтому при первой возможности я специально отправился в город Медынь Калужской области и в соответствии со статьёй 47 УПК РФ 24 мая с.г. получил в суде своё уголовное дело на руки, проверил его и сделал необходимые выписки и многочисленные копии документов.
Должен сказать, что Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, странным образом «не заметили» в моём уголовном деле множества весьма важных фактов, обличающих на данном примере Вашу судебную систему в очень неприглядных вещах.
Вы «не заметили», что дело не опечатано, что листы дела пронумерованы каран-дашом, а не шариковой ручкой, что многие номера листов стирались ластиком и пере-нумеровывались (и это хорошо видно), что хронологический порядок расположения до-кументов нарушен по причине жёсткой привязки некоторых из них к номерам листов, обозначенных в обвинительном заключении и в приговоре суда. И всё-таки один «про-кол» с привязкой случился на листах 53 – 54. На этом месте оказался другой документ, а не тот, который должен был быть.
Ещё Вы «не заметили», уважаемый Анатолий Яковлевич, что подписи заместителя прокурора Медынского района Жучкова Д.Н. на его постановлениях об отмене постанов-лений УУМ ОВД Медынского района майора милиции Головкина В.П. об отказе в воз-буждении уголовного дела и на препроводительных записках к ним (всего 4 документа) от 31.08.2006 г. и 24.01.2007 г. были подделаны настолько грубо, что это сразу обнару-живается при первом взгляде.
Представляю Вам заключение специалиста № 051-06/10-ПЭ от 7 июня 2010 г., про-водившего экспертизу одной из этих фальшивых подписей (приложение 1). Я не стал проводить экспертизу всех подписей, потому что стоимость этой услуги весьма высока, а я являюсь пенсионером и в денежных средствах ограничен. Впрочем, в этом не было необходимости. Существо проблемы таково, что достаточно доказать фальшивость од-ной из подписей, чтобы фальшивыми оказались все четыре. Обращаю Ваше внимание на то, что в выводах экспертизы указывается на вероятность подделки подписи Д.Н. Жучкова. Как пояснил мне эксперт, слово «вероятно» присутствует потому, что мною был представлен не подлинник фальшивого документа, а его копия. К сожалению, по понятным причинам я не мог предоставить экспертизе подлинные фальшивки прямо из своего уголовного дела. Но ведь Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, имеете такую возможность! Не сочтите за труд вновь затребовать моё уголовное дело, чтобы произ-вести экспертизу в первоисточнике и устранить из выводов эксперта слово «вероятно».
Вы также «не заметили», уважаемый Анатолий Яковлевич, что 24 января 2007года, которым датировано одно из постановлений и препроводительная записка, «подписан-ные» Д.Н. Жучковым, был выходной день, суббота. Прокуратура в городе Медыни по выходным дням не работает. Я много раз в этом убеждался. Да и срок от 22 января до 24 января слишком мал для того, чтобы прокуратура с такой непонятной быстротой и поспешностью могла прекратить действие документа, который только что подписал УУМ ОВД Медынского района майор милиции Головкин В.П.
Хочу ответить на возможный и вполне резонный вопрос, откуда мне известно, что упомянутых выше постановлений прокуратуры Медынского района за «подписью» Д.Н. Жучкова никогда раньше в деле не было? Во-первых, я знакомился с материалами своего уголовного дела 15 июля 2007 года и точно помню факт их отсутствия. Во-вторых, логика развития дальнейших событий доказывает это. Если бы эти документы действительно были, то не составило бы проблемы возбудить уголовное дело 1 сентября 2006 года согласно п.1,ч. 1, ст. 140 и ст. 141 УПК РФ и не тянуть волокиту почти год до 15 мая 2007 года. Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, мне написали о продлении до 10 суток срока проверки по поступившему заявлению. Причём тут эти 10 суток? Полагаю, что Вы плохо разобрались в деле и опять «не заметили», что уголовное дело было возбуждено почти через год, что на два заявления с периодом в полгода было вынесено два отказных постановления в возбуждении уголовного дела, которые прокуратурой отменены не были. Именно это обстоятельство обусловило фальсификаторов из милиции сделать обходной манёвр и взять в качестве повода и основания для постановления о возбуждении уголовного дела сообщения из местной больницы № 540 – 541 и рапорт УУМ ОВД Медынского района майора милиции Головкина В.П. от 6.08.2006 года. Здесь снова проявилось лукавство фальсификаторов из милиции, которое Вы по своему обыкновению опять «не заметили». Дело в том, что упомянутый рапорт и более поздние постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 14.08.2006 г. и от 22.01.2007 г. были вынесены всё тем же майором милиции Головкиным В.П.
Надеюсь, уважаемый Анатолий Яковлевич, Вам теперь понятны причина и основа-ние моих утверждений, что уголовное дело против меня было сфальсифицировано? Ниже я приведу ещё солидную порцию аргументов по части фальсификаций.
Мои жалобы во все судебные инстанции на грубейшее нарушение п. 5, ч. 1, ст. 27 УПК РФ, из-за чего моё уголовное дело вообще не должно было бы состояться, и обяза-но было быть прекращено в судах, просто игнорировались. Так проявила себя действу-ющая в судебной системе РФ круговая порука, закрытость от гражданского общества, корпоративный эгоцентризм и принцип «ворон ворону глаз не выклюет». Это продолжа-лось до тех пор, пока моё уголовное дело из суда первой инстанции не было затребова-но в Верховный Суд РФ. В мировом суде славного города Медыни чего-то перепугались, решили моё уголовное дело «причесать» и пошли ещё на одну фальсификацию.
Я обвиняю мирового судью судебного участка № 38 Медынского района Ка-лужской области Тарасову Ольгу Алексеевну в совершении преступлений, преду-смотренных ст. 292 УК РФ (служебный подлог) и ст. 305 УК РФ (вынесение заведо-мо неправосудного приговора, решения или судебного акта).
Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, также «не заметили», что актов судебно-медицинского освидетельствования в моём уголовном деле содержится целых шесть штук. Конечно, читать все эти медицинские документы – это очень скучное занятие. Но если бы Вы это сделали внимательно, то наверняка отметили бы, что медики из этиче-ских соображений и понимания своей ответственности долго не хотели без достаточных оснований подтверждать выводы, которые им навязывались милицией. Однако милиционеры проявили упорство и «долбили» эту тему до тех пор, пока врач судебно-медицинский эксперт Лобастов А.П., наконец, согласился написать те выводы, которые от него хотели. Этот же врач Лобастов А.П. потом слово в слово переписал свой акт судебно-медицинского освидетельствования, но уже под другим более правильным названием «Заключение судебной медицинской экспертизы».
В отличие от Вас, уважаемый Анатолий Яковлевич, меня многое смущает в этих до-кументах. Во-первых, само понятие и название «Акт судебно-медицинского освидетель-ствования» в УПК РФ не предусмотрено. Его так же нет и в юридическом словаре под редакцией доктора юридических наук профессора Малько А.В. Я ни в коем случае не настаиваю, но, на мой взгляд, Вам в своём письме и составителям моего уголовного де-ла надо было бы быть поаккуратнее с терминологией. Во-вторых, уважаемый Анатолий Яковлевич, Вы подтверждаете, что ч. 3 ст. 195 УПК РФ (Порядок назначения судебной экспертизы) была нарушена. Вы не договариваете! Так же в отношении меня была нарушена ч. 1 ст. 198 УПК РФ (Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, сви-детеля при назначении и производстве судебной экспертизы). Статья 75 УПК РФ чётко устанавливает норму – доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. Вы утверждаете обратное и говорите, что при таких наруше-ниях заключение судебного медицинского эксперта недопустимым доказательством не является. По-вашему получается, что, если Закон говорит «нельзя», но Вам очень хо-чется, то «можно»! Так, что-ли?! Напоминаю Вам, уважаемый Анатолий Яковлевич, что согласно ч. 4 ст. 1 ФЗ «О статусе судей в РФ» Вы подчинены Закону и в силу этого об-стоятельства обязаны строго соблюдать и следовать духу и букве Закона, а не перечить ему!
Ваши утверждения, что освидетельствования потерпевшего проведены в соответ-ствии со ст. 179 УПК РФ, - это тоже неправда. Взять хотя бы требования части 2 этой статьи об обязательном наличии постановления следователя на предмет освидетель-ствования. При шести актах судебного медицинского освидетельствования ни одного соответствующего постановления следователя не было. Есть и другие нарушения, ка-сающиеся части 1 этой статьи.
Ещё Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, утверждаете, что о возбуждении против меня уголовного дела мне было сообщено об этом в тот же день, 15 мая 2007 года. Это тоже неправда. Факт возбуждения уголовного дела от меня умышленно скрывался до 2 июля 2007 года. В этот день утром мне на мобильный телефон позвонили и приятный женский голос сказал: «Это следователь из ОВД города Медыни Ашуба Ирина Борисов-на. Пожалуйста, приезжайте. Нам надо, чтобы Вы в уголовном деле расписались». Гром среди ясного неба! Конечно я сразу же приехал, заявил следователю, что постановле-ния о возбуждении уголовного дела от 15 мая 2007 года я не получал, и написал соот-ветствующую жалобу в прокуратуру. Тот самый Жучков Д.Н. из прокуратуры мне при-слал ответ (приложение 2), что данное постановление согласно реестру рассылки поч-товой корреспонденции мне было выслано 28 мая 2007 года. Потом оказалось, что за-пись в этом реестре о направлении мне постановления была «втиснута» самой послед-ней строчкой, написана другими чернилами и другим почерком. Наверное, следователь Ашуба И.Б. подсуетилась, задним числом записала то, что надо было. Надеюсь, что Вам с этим жульничеством всё ясно и дополнительных пояснений не требуется.
Вы, уважаемый Анатолий Яковлевич, как обычно, «не заметили» в деле моего ходатайства следователю о вызове в суд медицинского судебного эксперта и, что было принято решение об удовлетворении этого ходатайства. Поэтому Ваше утверждение, что от меня и моего защитника после ознакомления с заключением эксперта не поступило заявлений, - это тоже неправда. Однако в судебном заседании этого судебного медицинского эксперта так и не было. Пообещали и обманули.

Я не буду заострять внимание на показаниях трёх человек, на которых Вы, уважае-мый Анатолий Яковлевич, ссылаетесь. Это Канищев А.П., Алимов В.В. и Алимова Р.М. Эти трое лгали многократно, очевидно и бессовестно, противореча самим себе и друг-другу. Но никого из судей, в том числе и Вас, это не смутило.
Всё, что мною изложено на этих страницах, я готов отстаивать с документами в ру-ках. По этой же причине я утверждаю, что всё изложенное в Вашем письме, уважаемый Анатолий Яковлевич, - это ложь!
Меня почему-то не покидает ощущение, что все многочисленные представители правоохранительной системы, имевшие отношение к моему уголовному делу, представ-ляют собой нечто похожее на жуликов – напёрсточников. При этом они лгут, нисколько этим не смущаясь. Они подделывают подписи, подтасовывают документы, передёрги-вают или игнорируют факты, безбоязненно попирают Закон и при этом демонстрируют знакомую с советских времён чиновничью спесь. Хорошо, если бы это было только со мной. Тогда я посчитал бы это каким-то наваждением, невезухой. Но вот беда, ведь по-добные вещи – это повседневность нашей российской жизни!
Напоследок я хотел бы как-то коротко на уровне метафоры охарактеризовать со-временное состояние судебной системы в России. На память мне пришло выступление 5 марта 2010 года в эфире радиостанции «Эхо Москвы» одного правозащитника из г. Благовещенска (Башкирия). В 2004 году население этого города подверглось бандитскому террору со стороны местного ОМОНа. Все хорошо помнят эту громкую историю. В руководстве этим террором принимал участие заместитель начальника местной милиции по фамилии Смирнов. Так вот, сегодня этот Смирнов мировой судья в городе Благовещенске. Совсем недавно этот человек руководил избиениями, грабежами, изнасилованиями и увечьями ни в чём не виновных граждан этого города. И вот он уже тут мировой судья! Это значит, что он присягал своей «совестью». И теперь он учит нас, граждан Российской Федерации, что грабить, убивать, насиловать и калечить людей – это нехорошо! Сегодня этот мировой судья Смирнов является подлинным лицом Вашей судебной системы, уважаемый Анатолий Яковлевич. Не кажется-ли Вам, что это лицо негодяя?
Счастья Вам!
Приложения:
1. Заключение специалиста, копия на 13 листах, 1 экземпляр.
2. Письмо из прокуратуры Медынского р-на, копия на 1 листе, 1 экземпляр.
Все приложения на 14 листах.
Все документы на 18 листах.
С наилучшими пожеланиями
Александр Крячко
«_8_» июня 2010 года