Кто убил уралмашевского авторитета

[28 ЯНВАРЯ 2005, 16:27] ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА


В ночь на четверг в СИЗО города Екатеринбурга внезапно умер Александр Хабаров, известный всему городу лидер могущественной преступной группировки «Уралмаш» и менее известный депутат гордумы.
В причинах его смерти некоторая путаница: из СИЗО сначала позвонили и сказали, что Хабаров умер от сердечной недостаточности, а потом перезвонили через пятнадцать минут и сказали, что Хабаров повесился в камере. Трудно понять, как можно перепутать симптомы повешения с симптомами сердечного приступа. Даже ментам.

Тем более что, по словам адвоката, беседовавшего с ним накануне, здоровяк Хабаров был весел, бодр и не собирался ни умирать от инфаркта, ни вешаться.
Хабарова, судя по всему, просто убили.

В последние годы организованная преступная группировка «Уралмаш» часто занималась чем-то вроде корпоративного шантажа. В тех случаях, когда владелец контрольного пакета акций плохо обращался с миноритарными акционерами, миноритарные акционеры часто продавали свою долю Хабарову, Куковякину и другим. После этого «уралмашевские» приходили к владельцу контрольного пакета, и тому приходилось выкупать пакет уже совсем по другой цене. Так сказать, обучение корпоративному управлению по-уралмашевски.

Владелец миноритарного пакета «Банк24.ру» Александр Белых тоже обратился за помощью к Хабарову. Но тут нашла коса на камень, ибо банк, судя по всему, контролировали и держали в нем деньги высокопоставленные областные менты.

И Хабаров сел.

По моему мнению, обвинение против Хабарова не стоило и выеденного яйца. Он обвинялся по ст. 179 — принуждение к сделке или к отказу от ее совершения, а принуждение выразилось в том, что он публично предложил купить владельцам банка вышеназванный миноритарный пакет.
То есть люди, облеченные властью и шкурно заинтересованные в исходе дела, настолько потеряли профессионализм, что даже лидера «Уралмаша» они не сумели упечь в камеру под каким-нибудь другим, куда менее надуманным предлогом.

Судя по всему, когда Хабарова посадили, надеялись, что сейчас его империя рассыплется, и люди побегут давать показания против него. Но империя не рассыпалась, и показаний не прибавилось.

И тогда те, кто посадил Хабарова, оказались загнаны в угол. Дело в суде развалится, а выпущенный Хабаров никому ничего не простит.

То есть изъяны следствия оставили единственный выход из ситуации — убийство Хабарова. Но есть и другой вариант. Хабарова посадили специально, чтобы убить (потому что из снайперки хорошо охраняемого лидера преступников снять трудно, а в камере задушить легко).

Ну и, конечно, есть третий вариант. Что у Хабарова случился инфаркт, а после инфаркта он пошел и повесился.

Страшно не за Хабарова. Страшно за Ходорковского.
Страшно за всех нас.

И еще один момент. Конфликт Хабарова с ментами имеетеще одно, куда более романтическое объяснение. В сентябре после Беслана Хабаров и К. провели в Екатеринбурге большой сходняк на тему: «Не пустим в город черных. Не допустим в нем Беслана». «Уралмаш» и так никогда не пускал в Екатеринбург выходцев с Кавказа, просто чтоб не делить поляну, и желание «уралмашевских» примазаться к ментовским заморочкам выглядело странно. В воровском мире нет национальностей.

Но в том-то и дело, что сходняк вызвал большой переполох и большое недовольство в Москве, и депутат Алексей Митрофанов чуть ли не в Думе пытался поднять вопрос о таком нехорошем сходняке. То есть это у нас Дума должна определять, кто будет вором в городе Екатеринбурге.

В России еще недавно трудно было понять, где кончается бандит и начинается мент, где кончается мент и начинается депутат.

А теперь это, кажется, довольно легко. Власть — это те, кто делят. Все остальные — будь то народ, у которого отбирают льготы, бизнесмен, у которого отбирают бизнес, или бандит, у которого отбирают жизнь, - это те, кого делят.

По странной иронии судьбы бизнес, народ и бандиты оказались в одной корзине. Все они — враги, потому что все они — добыча.