На тыкве в Братиславу

[24 ФЕВРАЛЯ 2005, 14:59] ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА


Сразу после Беслана президент Путин заявил: "Одни хотят оторвать от нас кусок пожирнее, другие им помогают. Помогают, полагая, что Россия - как одна из крупнейших ядерных держав мира - еще представляет для кого-то угрозу. И терроризм - это, конечно, только инструмент для достижения этих целей".

Для тех, кто президента не понял, его расшифровал придворный телекомментатор Михаил Леонтьев: Беслан устроили США. И даже привел объяснения. С 11 сентября терактов в США не происходит? Нет. А почему? Потому, что США канализировали терроризм в нужном им направлении.

Сразу после выборов на Украине надо было растолковать президенту Путину, почему он оказался в роли клоуна и куда истрачены миллионы государственных денег. Эту трудную задачу взял на себя главный организатор вышеупомянутой траты, г-н Глеб Павловский. Он объяснил, что проиграл не потому, что деньги были разворованы, а потому, что Украина была использована западными спецслужбами как полигон для отработки антироссийских революционных технологий.

Вообще объяснений было много, одно из самых экзотических звучало так: "Америка еще терпела конкуренцию со стороны донецкой стали, но конкуренцию со стороны украинских высоких технологий она не потерпела и навязала Украине Ющенко". Но все сводилось к тому, что нас переиграло ЦРУ.

Правда, Америка-то как раз украинских выборов демонстративно сторонилась, Буш поздравил Ющенко чуть ли не последним, а переговорщиком на Украину ездил Александр Квасьневский, а не Кондолиза Райс. Ну и что? Не объяснять же президенту, что мы проиграли польской разведке? Украв столько денег, проиграть прилично только ЦРУ.

Сразу после демонстраций против монетизации льгот Алексей Кудрин заявил, что льготники стали "разменной монетой" в чьей-то "политической игре". В Кремле уже точно знают, что льготники бастуют не сами: кто-то их науськивает. А уж о международных террористах и говорить нечего. Главной задачей международного терроризма, как заявил несколько дней назад министр МВД Рашид Нургалиев, является активизация антиконституционного процесса в стране и изменение позиции России "в интересах западных стран".

Что касается ЮКОСа - я вообще молчу. Президент Путин лично обрушился на юридический империализм хьюстонского судьи Летиции Кларк, которая "в этой латинской ерунде знает только латинское словечко imperium" и пытается помешать государству соблюсти "свои интересы", "используя абсолютно легальные рыночные механизмы".

Словом, если внимательно вслушаться в Павловского, Нургалиева, Грызлова и самого Владимира Путина, то в Братиславе президенту Путину предстоит встреча с заклятым врагом России – человеком, который устроил нам Беслан, демонстрации против отмены льгот, Украину и вдобавок пытается помешать друзьям президента отобрать у сидящих в тюрьме олигархов украденное у народа имущество.

Такого перечня тяжелейших преступлений не совершали ни Рейган, ни Картер, ни Никсон. При них-то Беслана не было.

И согласитесь: если уж президент Путин едет встречаться с этим врагом рода человеческого, который устроил России такой позор и такие жертвы, которых она не видела со времен Ржевского котла, то резонно было бы ожидать, что президент Путин и предъявит лично Бушу все эти обвинения, которые до сих пор звучали заочно.

Но не тут-то было. Как заявил помощник президента Сергей Приходько, "отношения России и США носили, носят и будут носить действительно стратегический характер" и "цель России - сделать регулярный диалог с США... интенсивным, откровенным, доверительным, прагматичным".

Вот те на!

А как же Беслан?

А происки ЦРУ на Украине?

А международный терроризм?

А "латинская ерунда" в деле ЮКОСа?

Есть такая замечательная штука - идеология. Это могучий трансформатор реальности, волшебная палочка, с помощью которой тыква превращается в карету, а Золушка - в принцессу. Идеология не искажает реальности - она формирует ее. Усама бен Ладен не просто утверждает, что главное содержание нынешней жизни - это борьба ислама и растленного Запада. Он превращает идею в реальность, заставив США прийти в Ирак.

Но в том-то и дело, что Кремль не нуждается в идеологии, изменяющей реальность. Он нуждается лишь в объяснении собственных промахов. Когда муж возвращается утром домой с женской помадой на интимном месте и говорит, что задержался на работе, это не идеология. Это вранье.

А одно вранье имеет свойство противоречить другому вранью.

Президент Путин очень хочет иметь хорошие отношения с Западом. Президент хочет завтракать с другом Бушем, обедать с другом Шредером и вместе с Западом бороться против международного терроризма.

Кроме этого режим президента Путина категорически не любит признавать собственных ошибок. Поэтому ошибки всегда оказываются происками врагов – тех самых, с которыми так хочется встречаться.

Вот и получается, что в Братиславе мы будем бороться рука об руку с США против международного терроризма, который существует на деньги своих заокеанских спонсоров.

Это все равно что утверждать, будто враги президента превратили его карету в тыкву, и на этой тыкве поехать в Братиславу на дружескую встречу с врагами.

Никто не подсказал президенту Путину, что одна его встреча с Бушем полностью перечеркивает все усилия объяснить позорные провалы российской внешней и внутренней политики происками американского Люцифера.