Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Рейтинг 0
entry 30.05.2019, 10:00
По итогам работы в 2018 году Лучшим работником охраны труда АО «Концерн Росэнергоатом» признана инженер группы эксплуатации химического цеха (ХЦ) Кольской АЭС Ирина Николаевна Усачева.

«Я считаю, что присвоение такого звания – это результат работы всего коллектива нашего цеха, а не моих личных заслуг, - поделилась победительница конкурса. - На нашем предприятии, в любых экономических условиях, во главе угла всегда стоит обеспечение безопасных условий труда работников, система управления охраной труда на АЭС постоянно совершенствуется».

По своему роду деятельности Ирина Николаевна занимается организационными вопросами, которые в целом влияют на безопасность эксплуатации: составляет графики административно-общественного контроля состояния охраны труда, контролирует их соблюдение, анализирует имеющиеся замечания и обсуждает их вместе с коллегами из других подразделений, разрабатывает мероприятия, направленные на повышение безопасности труда работников цеха. Ирина Усачева неоднократно выполняла анализ проектов новых типовых отраслевых норм средств индивидуальной защиты (СИЗ), вносила свои предложения, многие из которых были приняты разработчиками. Ирина Николаевна – постоянный организатор цехового конкурса на звание правил охраны труда среди работников химцеха.

По образованию Ирина Николаевна - инженер-теплофизик. Закончила Московский энергетический институт по специальности «Атомные электростанции и установки». В 1983 году молодым специалистом приехала на Кольскую АЭС и была принята оперативным лаборантам химанализа в химический цех. Проработала 14 лет старшим инженером-технологом и с 1999 года трудится в должности инженера группы эксплуатации 1-ой категории.

Управление информации и общественных связей Кольской АЭС

 
« Next Oldest · JohnGonzo's Blog · Next Newest »
 
ВПВСЧПС
1
2
3
4
6
8
9
10
11
12
13
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31


Ссылки моего Блога

«СНЕЖНЫЙ ЧЕЛОВЕК»: ПОИСКИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ
Гипотезы, открытия

Многим не дает покоя эта загадка: действительно ли в каких-либо уголках планеты обитает неведомый «родственник» человека, не поднявшийся с нами до высот цивилизации? Ответ на этот вопрос ищут исследователи многих стран. 30 лет назад, в 1958 году, при Академии наук СССР была создана Комиссия по изучению вопроса о «снежном человеке»
...Жанна Иосифовна Кофман достает несколько брошюр, страницы которых уже пожелтели от времени. «Отчет об экспедиции...», «Информационные материалы Комиссии». Монография профессора Б. Ф. Поршнева «Современное состояние вопроса о реликтовых гоминоидах»... Сегодня эти издания — библиографическая редкость. Но Жанна Иосифовна, участница Комиссии по изучению вопроса о «снежном человеке», хранит их отнюдь не как память о былых увлечениях. Она — одна из тех, кто и после роспуска Комиссии не прекратил поиски.


«В конце 50-х годов, — вспоминает Жанна Иосифовна, — в советской печати появились первые сообщения о наблюдениях «снежного человека». В основном это были перепечатки из зарубежной прессы. Но в ответ на них пошли письма о встречах с «алмасты», «мешеадамом», «нас-насом» (у разных народов это существо называется по-разному) на территории нашей страны. Таких откликов было очень много, и стало ясно, что проблема требует самого пристально-то внимания. Правда, нашлось и немало скептиков, утверждавших, что свидетельства очевидцев — вымысел или обман зрения.

Однако Комиссия по изучению вопроса о «снежном человеке» все-таки была создана, и главная заслуга в этом, без сомнения, принадлежит Борису Федоровичу Поршневу. Это был крупнейший историк, социолог, философ. Он выдвинул смелую и в то же время весьма серьезную гипотезу о том, что речь идет о представителе некой ветви нашего антропологического древа, которого можно назвать «реликтовым гоминоидом». Когда-то и у него, и у нас были, возможно, общие предки, но в ходе эволюции мы постепенно отдалялись друг от друга. Авторитет Поршнева был очень велик, а главное — велика была сила его убежденности. После довольно бурного заседания Академии наук сопротивление скептически настроенных ученых удалось преодолеть».


Начальная задача, которая встала перед Б. Ф. Поршневым и его единомышленниками, заключалась в том, чтобы создать своего рода «банк данных» об объекте поисков.