О трудностях русского языка. Авторам ЕГЭ нужно придумать много сложных вопросов по русскому языку. Что делать?

Грамматика русского языка вообще-то тщательно продумана, и подавляющее большинство правил имеет разумное происхождение. За их пределами остаются случаи, когда рациональный подход не даёт однозначного решения. Читатель, возможно, обращал внимание, что в старых книгах (а книги раньше редактировали с исключительной тщательностью) многие «трудные» слова написаны «неверно». Это просто означает, что в относительно недавнее время были приняты волевые решения в отношении ряда сомнительных случаев.

Следующее. Всех нас предупреждали в школе (и читатель, возможно, это помнит), что классики (например, Лев Толстой) неверно ставили запятые. В самом деле, структура предложения русского языка часто бывает весьма замысловатой. При наличных знаках препинания невозможно придумать логически стройную и одновременно объективно оправданную теорию пунктуации. Так как вводить дополнительные знаки препинания неразумно, приходится признать, что русская пунктуация в ряде случаев (всё же сравнительно редко) объективно проблематична. Часть её правил введена волевым образом. Кстати, в английском языке встречаются разночтения в словах, а правила пунктуации недавно ослаблены (автор просто сообщает, что возможны разные подходы к данной проблеме).

Далее. В русском языке присутствует довольно много «казусов», когда общепринятое правописание логически безусловно оправданно, но по тем или иным причинам человеку хочется сделать ошибку.
«Казусы» упомянутых трёх видов естественным образом должны притягивать составителей вариантов (иначе откуда брать задачи?). Как к этому относиться?

Хотелось бы, чтобы все были абсолютно грамотны. Возможно, хотелось бы, чтобы все следовали решениям филологического руководства (сложный вопрос, который вне компетенции автора). Это цели, к которым стоит стремиться, одновременно отдавая себе отчёт, что они недостижимы. Давайте исходить из реальности.

По-видимому, вопросы с казусами (всех трех типов) важны для людей, которые пойдут в редакторы, филологи, журналисты, учителя русского языка (так ли это на самом деле, автор судить не вправе).
Для остальных основная цель курса русского языка состоит в достижении общей грамотности (желательно «автоматической») и умения выражать свои мысли. Всё остальное — от лукавого. Конечно, хотелось бы, чтобы люди не делали ляпов и в «трудных случаях» тоже.

Далее повторяется ошибка, которая в свое время произошла в истории «вступительной математики». Казусы в математике («подводные камни»), как и в русском языке, могут быть, более того — в математике нет возможностей для волевых решений руководства. Но концентрация внимания на «казуистике» оказалась путём к деградации, и механизм этого был описан выше.

Гипертрофированное (именно гипертрофированное) стремление достигнуть правильного правописания в «трудных случаях» контрпродуктивно. Соответственно и данный параметр имеет отрицательное обратное действие на большинство людей.

Приведённые возражения, однако, довольно тонки и относятся к лучшей части тестовых задач ЕГЭ (потому что в них речь идёт о грамотности, и сами по себе эти вопросы в умеренных дозах допустимы). Значительная часть остальных задач написана для того, чтобы что-нибудь было написано.

Есть, например, много казуистики не для грамотности, а ради казуистики (типа: «в каком из слов буква "ё" стоит не по данному правилу; или предлагается «найти предложение с грамматической ошибкой»; или в одном из предложений сделана режущая глаз стилистическая ошибка и т.д. и т.п.).

Приведём пример иного типа.

Разбор одной задачи. Вот вопрос из пробного теста, написанного одним моим знакомым.

Вопрос: каким видом синонимов являются слова «спрут» и «осьминог»?

Предлагаемые ответы: а) абсолютные синонимы; б) синонимы с оттенками смысла; с) синонимы с эмоциональными различиями.

Прежде всего, неясно, зачем вообще этот вопрос даётся. Потому что в буквальном смысле это скорее семантика. А тест — по русскому языку. То есть это типичный вопрос, предложенный потому, что непонятно, что ещё предлагать.

Обсудим содержание вопроса. Во-первых, правильным считается ответ а): синоним абсолютный.
Но слово «спрут» используется и в переносном смысле. Например, излишне горячий оппонент мог бы употребить слово «спрут» в отношении ЕГЭ. Но говорить о ЕГЭ «осьминог» ни его сторонник, ни противник не станут.

Далее. Может попасться школьник, который слышал, что слово «спрут» иногда прилагается к кальмару (легендарное морское чудовище «гигантский спрут» — это всамделишный вид кальмара; скорее всего, от него же пошли эпитеты к мафии). Но «осьминог» и «кальмар» — такие же «синонимы», как «кот» и «тигр». Конечно, они оба — близкие родственники, но определённую разницу между ними можно заметить.

В связи с этим ответ а) выглядит проблематично.

Теперь самое главное. Деление синонимов по типам достаточно условно. Ответ — а), б) или в) — имеет смысл лишь при наличии содержательных комментариев (которые в тесте не допускаются). Понятие «абсолютного синонима», очевидно, относительно.

Далее. Школьник мог слышать про «гигантского спрута», но мог и не слышать. Он мог даже слышать про «гигантского спрута», но в тот момент не задумываться над биологическими деталями (и вообще не иметь о них представления). Он имел право слышать или не слышать про «мафию» (во всяком случае, автор задачи о «мафии» не слышал). Поэтому контролируется соответствие между тем, что когда-то слышал конкретный школьник, и тем, что когда-то слышал составитель конкретного варианта.

ЕГЭ наяву в больших дозах переносится тяжело, и автор в этом месте остановится. В целом варианты по русскому языку и математике идейно близки; что же касается степени абсурда, то, на вкус автора, варианты по русскому более изысканны и освежающи и в этом смысле более соответствуют высоким стандартам ЕГЭ. Варианты по математике несколько сероваты и архаичны. Впрочем, «на вкус и цвет товарища нет», читатель может выяснить этот вопрос для себя сам.

Полный текст статьи - см ЕГЭ: ПЕРСПЕКТИВЫ И ЭВОЛЮЦИЯ
Доктор физико-математических наук Ю. НЕРЕТИН.
[«Наука и Жизнь», №4, 2008. С.36-48]