Четверг, 3 февраля 2005 г. 09:01:00

Однажды Владимир Владимирович™ Путин сидел в своем рабочем кабинете и радовался ясному небу и яркому солнцу.
- Мороз и солнце, - бормотал Владимир Владимирович™ себе под нос стихотворные строки, - День чудесный!
Вдруг на столе у Владимира Владимировича™ зазвонил телефон для связи с главами иностранных государств. Владимир Владимирович™ снял трубку.
- Брателло, дарагой! – раздался в трубке голос президента Грузии Михаила Николаевича Саакашвили, - Тут у нас такое дело… Зураб умер.
- Церетели?! – в ужасе воскликнул Владимир Владимирович™, приподнимаясь в своем президентском кресле.
- Да не, - ответил Михаил Николаевич, - Он же бронзовый, чего ему сделается. Жвания умер.
- Да ладно… - не поверил Владимир Владимирович™, - Он же молодой совсем!
- Несчастный случай, - пояснил Михаил Николаевич, - Отравился газом. Ну, ты знаешь, как это бывает…
- Знаю… - тихо сказал Владимир Владимирович™.
- Грузия потеряла большого патриота, - сказал Михаил Николаевич.
- Понимаю, - совсем тихо сказал Владимир Владимирович™ и осторожно положил трубку.
За окном президентского кабинета в чистом голубом небе все так же ярко сияло солнце.
- Революция, - бормотал Владимир Владимирович™ себе под нос стихотворные строки, - Ты научила нас верить в несправедливость добра…
Владимир Владимирович™ нажал на кнопку вызова заместителя главы своей Администрации Владислава Юрьевича Суркова.
- Слышь, брателло, - сказал Владимир Владимирович™, - Революция пожирает свои розы.
- Скоро революция начнет пожирать свои апельсины, - ответил Владислав Юрьевич.
- И свои диоксины... - грустно добавил Владимир Владимирович™.
Мужчины молчали.